с вопросами - к маленькая_нелюдь


с чистого листа




be ready to be scared
приготовьте горячий чай
не бойтесь, дети. Джастби просто расскажет вам сказку.
не бойтесь, вам не придется просыпаться.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:19 

Интервью с justbe

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Интервью c justbe"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto и я собственной персоной
Рейтинг: G
Пейринг: Сасори/Дейдара, Гаара, justbe
Жанр: humor, кое-где romance
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: мини
Саммари: что будет, если подкинуть автору идею написать нечто вроде интервью со своими собственными любимыми персонажами?
Варнинг (предупреждение): AU, OOC, slash

От автора: данная работа предназначена для тех, кто знаком с моими работами и интересуется творчеством в целом.
музыкальный фон - Akira Yamaoka − One More Soul to the Call


- Поторапливайся давай! Нам нужно быть там без опозданий!
- Ну, Данна! Он же сам «мистер пунктуальность»! Ты видел, с какой скоростью пишутся все главы, м?!
- Перестань жаловаться. Сказали быть вовремя – придем точно в назначенный час. Есть еще вопросы?
- Иди в зад.
- Вопросов нет, отлично.

Итак, как вы уже поняли из того, что написано в начале – этот фанф необычный. В этот раз повествование будет вестись не от лица фикрайтера justbe, который может скрываться как под моей личиной, так и под личиной Дейдары или Гаары. Это будет нечто вроде интервью, – назовем это так - где будем присутствовать мы – персонажи аниме «Naruto», и автор, воплотивший с нашей помощью намного больше, чем свои задумки.


- Отлично, мы пришли не просто вовремя, а на целых десять минут раньше! – недовольно выдохнул Дейдара, развалившись на диване и вытянув ноги, уставшие с дороги.
- Хватит уже, а? Почему ты хотя бы раз не можешь быть чуточку серьезнее? – Акасуна нахмурился, взглянув на напарника. Встретившись с безразличным взглядом светло-голубых глаз, красноволосый отвернулся, неспешно пройдя к окну. По небу лениво плыли пушистые облака, уступавшие в скорости маленьким тучкам, проносившимся рядом и исчезавшим из поля зрения. Октябрьские ветра были злее привычного сентября, завывали по ночам жуткими зверями. Поднеся к лицу раскрытые ладони, Тсукури обдал их горячим дыханием, тут же начав потирать их, пытаясь согреться.
- Данна, а почему именно мы? – неожиданный вопрос вывел кукольника из раздумий.
- Ты о чем? – красноволосый повернулся спиной к окну, присев на подоконник и скрестив руки на груди.
- Ну почему именно СасоДей? – задумчиво протянул блондин. – Почему не избитый СасуНару? Почему вообще именно этот фендом?
- Я, по-твоему, justbe, м? – Сасори скептически вскинул брови. – Откуда я знаю? Может, эта причина схожа с причиной, по которой с нами работает Lirium?
- Из-за волос? – хмыкнул Тсукури, запрокинув голову на спинку дивана. – Может быть. Но я обязательно спрошу.
- Меня вот интересует, кто скрывается под маской justbe, – усмехнулся Акасуна, окинув помещение взглядом: ничем не примечательная комната, диван, пара стульев и огромное окно с длинным подоконником. - Странноватая обстановка, ты не находишь?
- Да мне срать, главное – есть диван, – блондин довольно улыбнулся, сонно прикрыв глаза. – А комната… Хм, может, это связано с душевным состоянием автора? Ведь все-таки как-никак мы даже сейчас находимся в рамках его масштабной фантазии.
- Да, фантазии ему не занимать, – протянул Сасори, задумавшись. – Терапию вспомни.
- Вот зачем напомнил, м? – Дейдара вздрогнул от одного слова, скрывавшего за собой весь страх и ужас, что блондину довелось испытывать на протяжении всего действа. – Я три месяца не мог спать спокойно, понимаешь?! Три месяца!
- А ты знаешь, в каком состоянии сам автор писал это все? – Акасуна сверкнул глазами. – Ведь практически все кошмары, задействованные в работе – реальные сны реальных людей. В этом была главная фишка.
- О которой почему-то знают единицы, – буркнул Тсукури, до сих пор остававшийся в неведении. – Я же главный персонаж, почему я не знал об этом?
- Этот автор – загадка для тех, кто не знаком с ним лично, – красноволосый усмехнулся. – Мне посчастливилось.
- Почему это только тебе? – ревниво выпалил Дейдара, обиженно нахмурившись. – Пуп земли, что ли? Почему все самое интересное всегда становится известно именно тебе и никому больше?
- Потому что я – начальная стадия формирования фикрайтера justbe, – Сасори пожал плечами. – Не знаю уж, чем ты не угодил ему.
Блондин гневно засопел, сжав кулаки.
- Только без насилия, хорошо? – Акасуна даже немного испугался, увидев разозленного до чертиков напарника. – Дей, ну я не виноват!
- Ну конечно! – злорадно выдохнул блондин, вскочив с дивана и бросившись на парня.
Дверь тихо скрипнула, и новый гость остановился на пороге.
- СасоДей! – послышался восторженный возглас, заставивший обоих молниеносно обернуться на голос.
- Э? – блондин непонимающе уставился на девушку, стоявшую в дверях. – Данна, кто это? Оригинальный персонаж автора? Мэри Сью? Кто это?!
- На твоем месте я была бы чуть скромнее и догадливее, – незнакомка слегка улыбнулась, сделав пару шагов вперед. – justbe к вашим услугам.
- Каааак? – жалобно протянул Тсукури. – Я же на сто один процент был уверен, что вы окажетесь парнем!
- Покажи мне хотя бы одного парня СасоДейщика, - девушка склонила голову набок, усмехнувшись. – В наших рядах практически нет мужчин - разве что личности, выдающие себя за таковых. Как я, к примеру.
- И зачем это надо? Нет, ну, правда! Я не понимаю сути! – не унимался блондин, пребывая в шоковом состоянии.
- Да оставь ты ее уже в покое! – шикнул Сасори, дернув напарника за рукав. – Ну, нравится человеку скрываться за масками, что поделаешь?
- Так недолго и забыть самого себя, настоящего, – буркнул Тсукури, вернувшись обратно на диван. – Уму непостижимо, чтобы девушка интересовалась расчлененкой, кровью и трупами. Бррр!
- Нет, ну я же не пытаюсь узнать у Кишимото, для чего он наградил тебя такой болезненной любовью к взрывам! – кукольник нахмурился. – Это личное право каждого человека! Так что будь добр, уважай других.
После недолгой паузы наступившую тишину прервал глухой голос блондина, обращавшегося к Акасуне:
- Нарываетесь, что ли, Данна?
- Так, заткнулись оба! – рявкнула девушка, не в силах больше терпеть ругань. – Или во второй сезон Терапии отправлю!
- А ведь он уже начинался, – Сасори слегка улыбнулся, усевшись на диван рядом со злобным напарником. – По-моему, была первая глава, но на этом все и закончилось.
- Да, начинался, – justbe кивнула, присев на стул напротив дивана. – Но я поняла, что мне не переплюнуть то, что было в первых двадцати семи главах, поэтому я оставила эту задумку при себе, удалив неудачное начало со всех ресурсов.
- Жестоко, – вздохнул блондин, пришедший в себя. – Я уже успел привыкнуть ко всем ужасам, которые постоянно окружали меня. Никогда не забуду пестрый бал Безликих, куда нас занесло. И еще эти стихотворные строки, брр! Кстати, а они каким образом придумывались?
- Каждый мой вечер начинался с открытия Word и просмотра последних предложений предыдущей главы. Как некоторым известно, Терапия – полная импровизация, в моих мыслях была только последовательность ключевых снов, и только.
- То есть каждое новое четверостишие – ваши мысли насчет продолжения? – не поверил Тсукури. – Но как так? Как вообще возможно работать таким образом?
- Как-то можно, – девушка с улыбкой пожала плечами. – Я вообще не думала, что эта работа будет иметь такой успех - это было для меня потрясением, и довольно большим. Вообще с самого начала я задумывала небольшой фанфик, глав на семь, по числу снов.
- Двадцать семь и семь, – протянул Акасуна. – Ну, подумаешь, перебор в двадцать глав.
- Меня просто затянуло, – призналась писательница, скрестив пальцы рук в замок.
- Кстати, к каждой главе есть свой музыкальный фон. Это тоже очередная фишка? – поинтересовался Тсукури.
- Еще какая, – justbe кивнула. – Мне хотелось создать нечто неординарное, нечто особенное. Этой особенностью и послужила атмосфера, рождающаяся при прослушивании выбранных мною треков.
- Зловещие мелодии-то для выбранной атмосферы, особенно в начале, – поежился Дейдара.
- Само название работы уже навевает некоторый негатив и злость. Без злодеяния и кошмаров этот фанф не был бы тем, что он представляет из себя сейчас.
- Ах да, я хотел спросить: почему именно Алиса в Стране Чудес? Почему кроссовер не с каким-то другим произведением? – Сасори склонил голову на бок, внимательно разглядывая девушку.
- Признаться честно, я сама не знаю. Наверное, все дело в моем восприятии этой детской сказки, плюс влияние ремейка этой картины от Тима Бартона.
- А как насчет общего рейтинга всей работы? Ведь, по сути, постельная сцена там только в одной главе, а высокий рейтинг начинается раньше, – поинтересовался блондин.
- Да, мне пришлось столкнуться с недоуменными вопросами читателей, почему в шапке прописано NC, а самой постельной сцены или чего-то подобного там и в помине нет. Все дело в том, что высокий рейтинг был поставлен только из-за наличия тошнотворных описаний детских трупов в кошмаре, связанном с Кукольником.
- Ох, это было ужасно, – Тсукури зажмурился, вспомнив неприятнейшую картину, снова вставшую перед глазами.
- Ну, успокойся, – Акасуна приобнял блондина, поглаживая по спине. – Это все уже в прошлом, не факт, что она напишет что-то ужаснее этого.
- Ты «Мечтающего о снеге» вспомни, – прошипел Дейдара, приоткрыв глаза. – Это был для меня второй удар ниже пояса от вас, между прочим!
Девушка заерзала на стуле, виновато закусив нижнюю губу.
- Вы не обижайтесь на него. Просто он очень впечатлительный, – Сасори ласково улыбнулся, отпустив напарника и вернувшись в прежнее положение, откинувшись на спинку дивана. – Кстати, вы, похоже, тоже слишком впечатлительны, раз одним махом сметаете не только все свои работы с сайтов, но и записи из собственных дневников.
- В этом скорее виновата не впечатлительность, а мое самолюбие, которое иногда хлещет через край, – последовал глубокий вздох. – У меня неестественно низкая самооценка, которая никак не может подняться хотя бы на миллиметр. Хотя мой семпай и назвал всю эту идею с интервью лишь способом удовлетворить мое собственное самолюбие… Было бы что удовлетворять!
- Семпай? – встрепенулся блондин. – А кто это такой, м?
- Ох, это долгая история, – девушка слегка улыбнулась. – Но я обязана этому человеку появлением justbe, не менее.
- И семпай – единственный человек, кто подтолкнул вас к фанфикшену? – полюбопытствовал кукловод.
- Нет… Я предпочитаю не вспоминать этот кусочек моей жизни. Лучше опустим это.
- Хм, - Сасори и Дейдара переглянулись. – Как вам будет угодно, мы не настаиваем.
Повисла напряженная пауза. Казалось, что вопросы, а соответственно, и ответы на них иссякли.
- Но вы как-то справились с этими ужасами, которыми кишела ваша душа, – блондин поднял голову. – Ведь последние работы… они поистине красивы. Ну и что, что они печальны, ведь этот контраст делает их еще лучше, ведь так?
- Да, – девушка внезапно повеселела, как-то по-доброму улыбнувшись. – «Торговец Снами» - это первая моя работа в таком ключе.
- Грустно-красиво, – вздохнул Акасуна. – Поистине прекрасная картина в финале.
- Согласен, – блондин кивнул. – А «Карма Бабочки»? Там же вообще рыдать можно!
- А мне последняя работа понравилась больше, – мечтательно протянул Сасори, прикрыв глаза.
- Чем это она тебе так понравилась? – злобно зашипел блондин, оскалившись и медленно повернув голову к напарнику. – Что, устал от меня, да?! Тогда давай, вали к своей жертве песочного человека с наклонностями психопата!
В комнате неожиданно стало чуть темнее; люстра на потолке замигала одиноким глазом лампочки. Послышался едва уловимый шелест, и лицо Тсукури сделалось мертвенно-бледным из-за шепота у его уха:
- Ты ведь слышал о песочном человеке?
- А, здравствуй, Гаара, – девушка улыбнулась, взглянув на парня, стоявшего позади дивана и улыбавшегося в ответ.
- Сабаку, мать твою! – проскрежетал сквозь зубы блондин, запрокинув голову назад и вперившись недовольным взглядом в нового гостя.
- Ты как раз вовремя, – Акасуна улыбнулся, повернувшись к песчанику.
- Ага, вспомнишь красавицу – она и явится, – буркнул Дейдара, скрестив руки на груди. – И вообще, почему он?! Почему не я, м?! В жизни не поверю, что вам наскучил СасоДей!
- Но мне вы действительно немного наскучили, – девушка пожала плечами и тут же умолкла, встретившись с недоуменными взглядами двух пар глаз. – Все, молчу-молчу…
- Данна, как? Как такая пара, как мы, можем кому-то наскучить? – Тсукури поджал губы. – Это вообще реально, а?
- Как видишь – вполне реально, – за Сасори ответил Гаара, облокотившийся локтями на спинку дивана. – Лично мне понравился «Sandman». Хоть работа и сложна для понимания, она затягивает не на шутку.
- Но я бы смотрелся в несколько раз лучше на его месте! – упрямо заявил блондин, не желая мириться с тем, что его Данна впервые был отдан кому-то другому.
- Наоборот, ты бы все испортил, – девушка помотала головой. – Мне нужен был персонаж, который мог повелевать песком в буквальном смысле.
- Песок материальный против песка ирреального? – задумчиво протянул Акасуна. – Надо же, только сейчас заметил.
- Это не оправдание! – обиженно выпалил Тсукури, уставившись в окно.
На блондина были устремлены осуждающие взгляды трех пар глаз, после чего последовало раздраженное:
- Да что я опять не так сделал-то?!
- Итак, у меня хорошие новости для вас троих! – девушка радостно улыбнулась, протянув Дейдаре пару листов, испещренных карандашными записями.
- Что это? – нахмурился блондин, пробежавшись глазами по первым строчкам. – Новая работа?
- Именно. – justbe кивнула. – Для которой необходимы вы – все трое.
- Ого! – выдохнул Акасуна. – Что же это выйдет?
- Нечто странное. – Усмехнулся Сабаку.
- В точку, – улыбнулась девушка. – Ну, что ж. На этом, я думаю, все. До следующей встречи, парни.

Shinedown − Devour

- Все же странная она, – хмыкнул Гаара, облокотившись на спинку скамейки в парке, куда все трое забрели по дороге, прогуливаясь по вымышленному миру, который стал несколько ярче и привлекательнее. – А вам как кажется?
- Бывают и страннее, – пожал плечами Сасори, разглядывая сверкавшие струи воды в фонтане.
- Хм, возможно, – песчаник снова погрузился в чтение черновика будущего фанфа.
- Данна, поцелуй меня? – послышался требовательный голос Тсукури.
- А самому уже лень дотянуться?
- В тебе нет ни капли романтики!
- Будто в тебе ее больше.
- Да, больше!
- Ага, если во мне капля, то в тебе – лужа, не более.
- Кхм, вы ведь в курсе, правда же? – сглотнув, спросил Гаара, обратив на парней растерянный взгляд.
- М, ты о чем? – Дейдара мигом выхватил у него из рук бумаги. Пробежавшись глазами по содержимому, выпалил:
– Твою же маааааать…
- Что там? – Акасуна склонился, пытаясь разобрать карандашную писанину. – Что?! Возможный пейринг – групповуха из нас троих?! Я увольняюсь…
- Может, обойдется, Данна?
- Издеваешься? Ей что угодно может взбрести в голову…
- И то верно.
- Ну что ж, будем ждать, так?
- Да, именно так, Гаара, – вздохнул Сасори. – Ведь ничего другого и не остается.

@темы: justbe

17:17 

Sandman

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Sandman"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: R
Пейринг: Сасори/Гаара
Жанр: мистика, deathfic, ужасы
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: мини
Саммари: ты когда-нибудь слышал о песочном человеке? Нет? Тогда даже не суйся сюда, чтобы сохранить свой сон спокойным.
Варнинг (предупреждение): OOC, slash

От автора: Эта работа - результат всех моих переживаний, ощущений и чувств, воплощенных в два, казалось бы, идентичных образа. Фанф сложен для понимания, но вы уж постарайтесь, мои хорошие.

Много ли пугающих историй довелось вам услышать за свою жизнь? Думаю, что немало. Но я более чем уверен, что среди этой страшной коллекции не было той, одной-единственной. Только потому я, собственно, и нахожусь здесь, перед вами. Хорошие мои, вы когда-нибудь слышали о песочном человеке? Нет? Тогда помолитесь перед сном, чтобы не услышать ночью тихий шелест песка, просачивающегося сквозь щели в ваши спальни…

Two Steps From Hell − Something Wicked Lurks


Я никогда не любил спать. Просто ненавидел. С одной стороны – из-за того, что слишком много времени тратил на это. С другой – моя детская впечатлительность. Не знаю, кому из моих родственников пришло на ум начать кормить меня страшилками перед сном, но это была явно плохая идея. Очень плохая. Каждую ночь я проводил в своей кровати, плотно закутавшись в одеяло и вслушиваясь в, казалось бы, гробовую тишину, постепенно обволакивающую все пространство. Хм, гробовую тишину? Тогда мне явственно казалось, что она действительно являлась таковой. До определенного момента, связанного с одной детской страшилкой, которая полностью изменила мое представление о настоящем ужасе.

- Песочный человек? – я скептически вскинул брови. – Канкуро, что за бред ты несешь?
Мой брат никогда не отличался особым чувством юмора, но в этот раз он больше поразил меня своей тупостью.
- Гаара, ты ни разу не слышал о нем? – парень попытался изобразить удивление, но я видел, как в его глазах плескался страх. Он меня боялся - как и все остальные, кому приходилось находиться со мной рядом. Поэтому «умная» Темари придумала такую вещь, как вечерние собрания, где мы рассказывали друг другу, как прошел день. Впрочем, обычно все заканчивалось тем, что брат пересказывал местные сплетни, вводя сестру в ступор тем, что даже она не знала некоторых подробностей. Ненавижу. Ненавижу их всех. С каждым днем во мне все больше растет жгучее желание замуровать их в гробницу из песка и выдавить все кишки через рот, чтобы меня оставили в покое.
Сглотнув, Канкуро перевел умоляющий взгляд на сестру и все же продолжил:
- Поговаривают, он уже наведывался к нам в деревню, унеся с собой жизни нескольких маленьких детей.
- Я рад за них, – отрезал я. – Хоть кому-то повезло уйти из этого чертового мира, пропитанного скукой и безнадежностью любых действий.
- Гаара, все в порядке? – осторожно заметила Темари, зачем-то привстав со стула, на котором сидела.
- Дура! Как может быть в порядке человек, говорящий такие вещи?! Да, знаешь, я в полном порядке!
Ну вот, я снова вспылил, оставив этих двоих в гостиной, где дышать стало намного легче.
- Как думаешь, он выберется из плена своей же брони, которой отгородился от всего живого? – задумчиво проговорила девушка, переведя взгляд на брата.
- Да никогда. Это же самое настоящее чудовище, – Канкуро скривился, но постарался произнести это как можно тише, опасаясь за свою сокровенную шкуру. – Во всяком случае, простым смертным его не сломить. Здесь нужно только чудо. Ну, или песочный человек.
- Ой, молчал бы, – проворчала Темари, кинув в парня плюшевой подушкой, коих много лежало на диване. – Еще бы про торговца снами рассказал, эффект был бы в сто раз чудеснее.
- Думаешь? – Канкуро вопросительно посмотрел на сестру.
- Идиот!
Еще одна маленькая плюшевая подушка совершила точный полет в не успевшую увернуться мишень.

Песочный человек, угу. Если бы он заикнулся о торговце, я бы убил на месте. Для чего вообще придумывать какие-то байки, а потом пытаться заснуть, вжавшись носом в стену и думая только о радуге и прекрасной жизни? Бред какой-то, не иначе.
Закрыв за собой дверь, я внимательно обвел взглядом свою комнату, в которой уже воцарился ночной полумрак. Я даже не знаю, зачем это сделал. Может, потому, что начал потихоньку вспоминать жуткие рассказы о песочном человеке, чье скорое появление можно было определить по нескольким, совсем незаметным крупицам песка в дальних углах комнаты. Но существовала одна проблема: в моей комнате песка было более чем достаточно. И вообще, какой к черту песочный человек?!
Тряхнув головой и нахмурившись, я тихо прошел к кровати, украдкой взглянув на стену, где ночами иногда проскальзывали мимолетные тени. Я сглотнул: в комнате не было теней, все было погружено в кромешную тьму, будто меня аккуратно поместили в сгусток мазута.
«Словно я никогда солнца и не видел…»
Закрыв глаза, я осторожно опустился на край постели, пытаясь прийти в себя. Через несколько секунд наваждение пропало: в обстановке комнаты не было ничего странного. Все как обычно. Как всегда. Тишина и покой, только ветер за окном одиноко посвистывает, задувая не выброшенный мусор в темные подворотни.
- Гаара, ты слишком широко открыл дверцу спрятанных чувств и эмоций в потайном закоулке своего сознания, – вздохнул я, откинувшись на спину и разглядывая потолок. Ничего такого уж интересного там не было, но глаза постепенно закрывались, поддаваясь сладкой дремоте, которая вот-вот должна была появиться передо мной и затащить в глубокий сон.
- Какой непослушный мальчик… Тяжело засыпать, да еще и так поздно. Маленьким детям нужно ложиться с заходом солнца, когда я только-только выбираюсь из своего жилища за новыми трофеями…
Даже не знаю, что именно заставило меня вскочить с кровати, озираясь по сторонам с энтузиазмом неизлечимого параноика: то ли до ужаса мерзко-сладкий голос, шептавший мне на ухо, то ли ощущение присутствия постороннего человека в моей собственной комнате, то ли твердое осознание того, что к моему песку примешалось что-то другое, более горячее, яростное и неукротимое.
- Да, я нашел тебя, мой милый, – проворковали за моей спиной и с силой опрокинули назад, не поленившись намертво прижать собой к кровати.
Наверное, в тот момент у меня сработал рефлекс: пальцы сами собой сделали плавное движение, пытаясь заставить песок собраться в своеобразный хлыст, чтобы ударить незнакомца. Секунда – и я удивленно хлопал глазами, смутно понимая, что потерял власть над своей стихией.
- Думаешь, что сможешь противостоять мне? – усмехнулись в темноте, неожиданно ласково проведя кончиком пальца по моей щеке. – Напрасные усилия, мой дорогой.
Я тогда отказывался верить в происходящее, убеждая самого себя, что это всего лишь какая-то иллюзия, сон, черт его дери! Но с каждой секундой, с каждым новым ударом своего собственного сердца я понимал, что это - всего лишь самая отвратительная действительность, какую только можно представить.

Nox Arcana − Nursery Rhyme

Песочная дымка и слезы в глазах,
Не вздумай гасить свое пламя в руках,
Я тихий охотник, бесшумный паук,
Достоин ты чести и всех этих мук.


Обычно я не поддавался страху, но в этот раз я позволил обуять себя какому-то животному испугу, забравшемуся в меня через рот и пробежавшему вдоль всего тела, вызывая сильную и крупную дрожь. Хотелось закричать, закричать как можно громче. Мне жизненно необходимо было выпутаться из паучьих сетей, куда я угодил по глупой ошибке, но ничего не получалось.
- Неужели ты настолько испугался? – мужчина склонился к моему лицу, слегка обдавая своим горячим дыханием.
Знаете, я потерял дар речи. В темно-карминовых глазах, смотревших на меня, будто застыли золотистые искорки, так похожие на крупицы песка. Никогда еще я не видел ничего прекраснее, честно. Оттенок волос походил на мой собственный, но все же был несколько светлее и насыщеннее: рубиновые пряди обрамляли бледное, почти фарфоровое лицо с правильными чертами – даже идеальными, на мой взгляд. Давно я не видел таких красиво-пугающих снов, наподобие этого. Неужели я очарован собственной выдумкой?
- Не просто очарован, а уже почти влюблен, – рядом послышался приглушенный шепот, заставивший меня нервно сглотнуть и набрать в грудь побольше воздуха, чтобы издать хоть какой-нибудь звук, но язык словно онемел; было такое ощущение, что тело принадлежит вовсе не мне, а этому загадочному человеку, который не спеша прикасался к моим щекам мимолетными поцелуями, незаметно создавая за своей спиной песочное копье с хрупким наконечником.
- Ты ведь не раз слышал о песочном человеке, да? – с очаровательной улыбкой поинтересовался мужчина, отклонившись в сторону и подарив мне несколько секунд, чтобы я мог оценить расстояние между моим лицом и наконечником копья, сокращавшееся быстрее, чем со скоростью света. В это мгновение время будто замедлилось, застыв только в моей комнате. Не думайте, что это бред. Я всего лишь предался давно забытому воспоминанию, всплывшему в моей памяти случайным образом.

И он придет, ведомый ветром,
Хрустя во мгле своим песком,
И приближаясь с каждым метром,
Он завладеет лепестком.


Не знаю, почему мне тогда вспомнилось именно это четверостишие из детской сказки о страшном песочном человеке. Я даже не знал, о каком лепестке шла речь в этих строках. Но что-то мне подсказывало, что ответ найдется. Хм, нашелся бы, если б не копье, все же достигшее своей цели.
В следующее мгновение все мое естество пронзила ужасная боль - такая, что я был бы рад умереть на месте, лишь бы больше не чувствовать этого раскаленного железа, врезавшегося в мою голову. По всему лицу текла теплая кровь, заливаясь в уши, в открытый рот, и тонкими струйками продолжая свой путь по шее, стремясь перечеркнуть все бледное тело своим багряным автографом. Песочный человек – конечно же, это был он, и никаких сомнений уже не осталось, как бы я ни старался не верить в это - взялся за древко копья, рывком вытащив его из пробитого черепа - с глазным яблоком на наконечнике. Я не знаю, в какую именно секунду скончалось мое тело: то ли после удара копьем, то ли до этого, когда я пребывал в состоянии панического ужаса, но я, в любом случае, продолжал видеть все происходящее со стороны, переминаясь с ноги на ногу и ощущая легкое покалывание в глазах - словно в них попал песок.
Знаете, я не могу внятно объяснить, что произошло в следующие секунды: меня как будто заслонила стена из песка, я не понимал, что все происходит по велению этого чудовища, которое, казалось, крошило мое – нет, теперь уже не мое - лицо на мелкие кусочки, застывающей кровью выводя на обнаженной груди трупа какие-то иероглифы. Когда был начертан последний символ, меня словно взяли за грудки и с силой потащили к кровати, где лежало мое собственное тело, изуродованное до неузнаваемости, и где на этом самом теле восседал страшный человек. Да и человек ли вообще? Повернувшись ко мне лицом, мужчина раскрыл рот, который растянулся до невероятных размеров, обнажая тысячи мелких и острых зубов, способных заживо растерзать любое живое существо.

Не бойся его, и он сможет стать другом,
Не бойся его, не давись ты испугом,
Веди себя тихо, скрываясь за маской,
Где радость в глазах обагрится не краской.


Ох, черт… Если бы меня попросили подбросить сюжет для фильма ужасов, я бы рассказал об этом умопомрачительном сне – впрочем, мне все отчетливее казалось, что все происходило наяву. Я не помню, что было дальше, но я оказался словно в каком-то коконе, стесняющем движения и не дающем что-либо разглядеть. Хотя какое «разглядеть», меня же ослепили, выдрав оба глазных яблока, поленившись даже отрезать зрительный нерв – он, как тонкая и натянутая струна, лопнул от огромного напряжения.

Thomas Bergersen − Hurt


Внезапно все тело словно обволокло что-то до ужаса приятное и теплое, как кем-то нагретое одеяло или плед. Я не чувствовал близости, но смутно понимал, что меня кто-то обнимает, прижимая к груди. Не чувствуя никого и ничего постороннего, я ощущал обжигающее дыхание на своей шее, плавно сменившееся осторожными и короткими поцелуями мягких губ, скользящих к ключице. Меня захлестывали эмоции, заставляя издавать тихие, совсем неслышные стоны, которые больше походили на жалобное поскуливание дикого зверя, загнанного охотником в ловушку. Прикосновения чужих рук вызывали смятение и неистовое желание оказаться чьей-то игрушкой, лишь бы быть рядом, лишь бы продолжать наслаждаться этими непринужденными и невинными ласками, которые постепенно переходили в дразнящие поцелуи в уголки губ. Господи, я не ощущал себя собой! Я бы не подставлял свое лицо под манящие поцелуи, не прижимался бы плотнее к своему искусителю, для кого мое тело было подобно роялю, на котором он начинал играть первые аккорды мелодии моей страсти и мимолетного, совсем не похожего на любовь, чувства. Я бы не услышал этот чарующий шепот у своего уха:
- Малыш, это так подло и унизительно - подстилаться под своего же убийцу.
В эту секунду рухнуло все: моя симпатия к, казалось бы, очаровательному монстру, всякое доверие к тем рукам, что прикасались ко мне. Я испытал ненависть, впервые сильную настолько, что готов был зубами вырывать куски плоти из всех, кто попался бы на пути. Я снова становился диким, необузданным. Снова был самим собой - диким и грациозным хищником, не жалевшим никого и ничего.
- Думаешь, что сможешь? Правда? Ты не шутишь? Тогда давай, покажи мне то, что ты прячешь от меня в глубине своей души!
Не осознавая происходящего, я кинулся вперед, но опять встретился с невидимой преградой, стиснувшей мое тело в кокон, который стал теснее, чем раньше.
- Забитое животное, оказавшееся в клетке своих же собственных страхов и иллюзий. Печальное зрелище, очень печальное. Впрочем, даже не столь печальное, сколь жалкое и невыносимое для тех, кто наблюдает за тобой со стороны, дружок.
Этот мерзкий голос раздавался хриплым эхом в моем сознании, забирался гулкими раскатами глубоко внутрь, доставая до моих сокровенных желаний, мыслей и мечтаний. Я действительно чувствовал себя игрушкой в руках хозяина-садиста, обожавшего издеваться не только над внешней оболочкой своих кукол, но и над их мягкой беззащитной сердцевиной, спрятанной где-то внутри, за толстой пленкой страха и испуга, обвязанных тяжелыми цепями безвыходности и полного отсутствия понимания реальности. Что бы я ни сделал, что бы ни предпринял – исход был всего лишь один и не в мою пользу.
Наверное, я никогда не узнаю, почему в ту ночь из нескольких тысяч людей, проживавших в Суне, этот кошмар настиг именно меня. Может быть, во всем виноваты шутки госпожи Судьбы, а может, я просто преувеличиваю.

- Открой глаза, мой мальчик.
«А стоило ли вообще их закрывать?»
Зажмурившись от боли, раскалывающей голову на части, я все же приоткрыл глаза, но по-прежнему ничего не увидел, кроме всепоглощающей темноты.
- Ты чувствуешь это?
«А стоит ли вообще что-то чувствовать?»
Я уже ничего не чувствовал: ни боли, ни страха, ни всякого желания бороться - ничего. Я был словно подвешен в воздухе и не ощущал даже тяжести собственного тела.
- Кто ты?
«А стоит ли вообще называть себя кем-то?»

В комнате на втором этаже вдруг рассеялась тьма, позволив лунному сиянию робко пробраться через распахнутое окно. На краю кровати, перебирая пальцами пряди огненно-рубиновых волос и упершись локтями в колени, сидел молодой человек. Никто не знал, что случилось несколькими минутами ранее, никто не будет знать, что произойдет с ним потом.
Однажды ты просто проснешься ночью, ближе к полуночи, услышав едва уловимый шелест песчаных крупинок, проскальзывающих через щели в полу. Протерев спросонья глаза, ты с удивлением обнаружишь неожиданного гостя в своей комнате.
- Ты обнаружишь меня, – эхом проносится ласковый шепот; тускло блеснут в темноте глаза, а губы незнакомца раздвинутся в зловещей улыбке, больше похожей на оскал. – Ты ведь слышал о песочном человеке?

Apocalyptica − Quutamo

- Открой глаза, мой мальчик.
«А стоило ли вообще их закрывать?»

@музыка: выделено жирным и подчеркнуто

@настроение: а вы бы все проверили комнаты на наличие песчинок

@темы: justbe

17:11 

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Вырванная страница из дневника жизни"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: PG
Пейринг: Сасори/Дейдара
Жанр: angst
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: драббл
Саммари: всего лишь маленькое воспоминание, почти без имен
Варнинг (предупреждение): OOC, slash

Наверное, я никогда не узнаю, было ли это все сном или слишком красивой реальностью.

Я не помню дня и даже месяца, когда мы впервые встретились. Забавно, не правда ли? Ты просто появился из ниоткуда. Мгновенной вспышкой. Ослепляющей и способной разорвать на куски от малейшего порыва ветра. Я забыл, о чем ты тогда говорил. А наговорил ты ужасно много слов, что у меня даже голова кругом пошла. Именно тогда я понял, что ты мне симпатичен. Вот так, сразу, после первого же разговора. Поразительно, ведь это было так не похоже на меня. Скажи, что ты задел во мне тогда? Каких спрятанных струн в моей душе ты коснулся кончиками своих пальцев, рождая дивную мелодию, до сих пор стоящую у меня в ушах? Наверное, я никогда этого не узнаю. Не дано. Уж такой я человек. Порочный и не знающий самого себя, закрытый ото всех словно невидимой завесой безразличия и холодной пустоты в глубине души. Неужели это правда, я? Неужели я таким был? Я не помню, честно. И не хочу вспоминать, потому что ты изменил меня. Изменил к лучшему, просто находясь рядом, под боком, всегда готовый подставить наглую мордашку под поцелуи теплых губ. Поцелуи. Больно вспоминать. А еще больнее осознавать то, что я намеренно рушил тот мирок, в котором мы жили, отгородившись ото всех будто непроницаемым куполом.
Иногда у меня создается впечатление, что я тянул тебя за нитки. Как одну из своих многочисленных кукол. Таких послушных и беспрекословно подчиняющихся. Они и сейчас есть, но у меня нет самого главного. Тебя. Да, я потерял. Да, я не смирюсь с тем, что это сугубо моя вина. Я просто ничего не буду делать. Ведь я просто ниточка за ниточкой выуживаю драгоценные воспоминания о тебе из запутанного клубка памяти.
Говорят, что ворошить прошлое лучше не надо. Даже совсем не надо. Но когда я прислушивался к чьим-то советам? Никогда, никогда этого не было и никогда не будет. Уж слишком я независимая личность. Независимая от слов окружающих. Хм, самому смешно. И холодно. Кончики пальцев снова ледяные, будто они никогда и не знали тепла. Не чувствовали. А чувствовал ли я что-нибудь? Ох, я ощущал целый спектр разнообразных эмоций и чувств. Да так, что даже сердце трепетало. Не представляешь, как я себя чувствовал в эти мгновения. Холод уходил, исчезал, словно его и не было. А на душе оставалась необъяснимая легкость. Я твердо знал, что даже могу взлететь от этого ощущения, только вот мои крылья так и не раскрылись. Может, оно и к лучшему, кто знает? Хм, никто не знает. Меня не знает никто. Даже ты не имел доступа к сокровенным тайнам моего естества. И, может, это тоже к лучшему, но, опять же, я не знаю.
Почему все так обернулось? Наверное, один из нас был слеп. А другой глух. Черт, но ведь что-то было! Не глупая интрижка, а что-то более серьезное, более возвышенное. Может, это все-таки была любовь? Эта самая чистая, кристальная, с еле уловимым ароматом утренней росы нота, пробудившая меня? Я не знаю. Хотя нет, знаю. Я точно знаю, что это была именно она. Но я не ощущал ее в той же степени, что и ты, не чувствовал ее. Не видел. И попросту разочаровался. Тогда почему я до сих пор вижу тебя? Ты приходишь, тихо садишься на край кровати и молчишь, окидывая меня пристальным взглядом. Словно хочешь что-то сказать. Что-то важное, что-то настолько серьезное, что у меня перехватывает дух. Но ты молчишь. И почему-то слегка улыбаешься. Эта улыбка почти незаметна, но тебя выдают приподнятые уголки губ, маленький засранец. Да, маленький, потому что большим язык не поворачивается тебя назвать. Ведь ты еще ребенок. Ребенок, которому нужны внимание, любовь и забота. Как котенку. Комок ласки, нежности и тепла. Просто так вспомнилось, а губы почему-то сами расплываются в робкой улыбке. Словно ожидают уже знакомого горячего дыхания и поцелуя. Такого осторожного и аккуратного. Мне уже слышится всякая чепуха, которую ты по обыкновению шептал на ухо, прижимая к своей груди. И я тогда сдавался. Сдавался самому себе, сдавался своим принципам, сдавался в твой плен, чтобы на следующий день снова проснуться независимой и недосягаемой сволочью. Уж такой я, Сасори Акасуна. И такой ты, Дейдара: ласковый и нежный, но ужасно боящийся протянуть руку и шагнуть в распахнутую дверь.

Наверное, я никогда не узнаю, было ли это все сном или слишком красивой реальностью.

@музыка: FictionJunction − Michiyuki (Vocalless Ver.)

@темы: justbe

22:53 

Azureus

обреченному на бессмертие умирать не должно.
пояснение: данная работа отправлена на конкурс. по его условиям необходимо было написать произведение по выданным артам. арты приложены.
Тонь-тян







Название: "Azureus"
Автор: justbe
Бета: Тонь-тян
Рейтинг: PG-15
Размер: мини
Дисклеймер: я и автора выданных артов
Пейринг: Хару/Кейтаро
Жанр: фэнтези, мистика, ангст, романтика, десфик
Направление: яой
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Саммари: чем может обернуться для маленького мальчика знакомство с притягательным незнакомцем, скрывающимся под прозвищем "лесной демон"?
От автора: список песен, обязанных посетить ваш плейлист на время чтения данной работы: Nox Arcana - After Hours (начало), Gackt - Seki Ray (середина), Mylene Farmer - - Ave Maria (конец)
Предупреждение: педофилия, смерть персонажа, слэш

Следуй за мной, дитя, не бойся. Я не посмею причинить вред такому невинному существу, как ты. Смелее, шагни через порог моего жилища. Наверное, ты очень устал. Но я вижу страх в твоих глазах. Ты напуган, золотце мое - так возьми меня за руку и доверься мне. Здесь никто не сможет тебя обидеть. Даже самые ужасные призраки, обитающие в моем доме, не способны напугать земного ребенка. Ох, не стоило мне говорить о них, верно? Твое сердце стучит все чаще, ты прижимаешься ко мне, теребя тонкими пальчиками край моего одеяния. Не могу сдержать легкой улыбки, глядя на это до дрожи испуганное маленькое чудо. Склонив голову, осторожно перебираю пряди платиновых волос, наблюдая за резкой сменой настроения гостя: дрожь, волнами расхаживающая по маленькому тельцу, мгновенно пропала - вот только пальцы все сильнее сжимают мою одежду, словно мальчик видит во мне уже не странного и пугающего незнакомца, а единственный лучик света в этом страшном и темном мире, похожем на жуткий кошмар. Мой милый гость, я еще никогда не видел столь реалистичного сна; твои светлые глаза будто видят меня насквозь - и ты читаешь меня, как раскрытую книгу. Хм, даже смешно стало. И как-то не по себе от твоего пронизывающего взгляда. Внезапно замечаю какое-то изменение в чертах лица моего маленького гостя, осознавая, что сам потрясен до глубины души. Впрочем, нет, не «потрясен» - в ужасе. Что это? И кто ты, дитя, способное напугать своей обманчивой невинностью такого демона, как я?

- Кейтаро, эй, Кейтаро! – звонкие голоса нескольких мальчишек, эхом разносившиеся по окраине леса вблизи деревни, постепенно уходили все дальше в темную сердцевину, скрытую за стволами тысяч деревьев. – Ты что, уже расхотел встретиться с демоном, который ворует заблудившихся детей, да? Ну, признайся же, Кейтаро!
- Ничего я не расхотел! – обиженно крикнул парнишка, бегущий по извилистой тропе вслед за друзьями. – Эй, подождите меня!
Кучка детишек уже давно ушла из поля зрения, скрытая от внешнего мира плотной завесой внезапно опустившегося белесого тумана и скрипа многовековых деревьев.
- Эй! – Кейтаро выбежал на поляну, но на ней никого не было. Голоса давно затихли, оставив вместо себя только гнетущую тишину, изредка нарушаемую испуганным криком птиц или шорохом в кустах.
- Ребята? – мальчик оборачивался, вздрагивая от любого шума, если даже это и была неосторожная белка, коготками на лапках зацепившая дряхлую кору дерева. – Где же вы…
Сглотнув, парнишка сжал пальцами край пиджака и осторожно двинулся к проему между двумя большими стволами деревьев. В туманной дымке, накрывшей, казалось, весь мир своим плотным колпаком, мелькнул чей-то силуэт.
- Кто там? – не на шутку перепугавшись, мальчишка попятился, нервно покусывая нижнюю губу. Посторонние шорохи стихли, и туман постепенно начал рассеиваться. В проеме между деревьями промелькнуло что-то розоватое, сразу обратившее на себя внимание Кейтаро.
«Ох, если это не связано с жилищем лесного демона, то я спасен.»
Неуверенно продвигаясь вперед, мальчик продолжал теребить края своего пиджачка.
- Ух ты… - вырвалось у Кейтаро восторженным возгласом. Открывшийся вид был воистину великолепен: за тем самым проемом меж двух деревьев располагалась огромная поляна, примерно в центре которой возвышался красивый деревянный дом с искусной резьбой, окруженный пеленой кружащихся лепестков сакуры - дерево росло чуть поодаль на берегу озера, игравшего солнечными лучами.
«Должно быть, здесь живет кто-то из местных… Он сможет подсказать мне дорогу домой. Как я всыплю этим недоноскам за то, что оставили меня тут одного!»
Нахмурившись, Кейтаро спустился с пригорка, на который успел незаметно подняться, любуясь окружающей красотой, и быстрым шагом направился к поместью, казавшемуся вблизи еще величественнее и прекрасней.

«Все же что это был за сон?»

Прикрыв глаза, молодой человек откинулся на бортик ванны, кончиками пальцев изредка касаясь поверхности воды, от которой веяло расслабляющими ароматами диких трав.
- Чему ты удивляешься, Хару? Я думал, что к особенностям нашего совместного существования ты уже привык.
Голос, раздавшийся совсем неподалеку, заставил темноволосого парня повернуть голову в сторону зеркала, занимавшего всю противоположную стену; по ту сторону стекла Хару увидел далеко не свой облик.
- Что же ты молчишь? Мы ведь так давно не разговаривали. И ты уже неделю не заходил в наш дивный сад, – парень в отражении усмехнулся, смахнув с лица прилипшую к коже прядь длинных волос цвета ночного неба.
- Особенности совместного существования? – подал голос Хару, оторвавшись от своих размышлений. – Что ты имеешь в виду?
- Не волнуйся, не то, о чем ты подумал. А ты уже понадеялся на поцелуй на прощание, да? – отражение отвернулось, ногой разгоняя лепестки синих роз, плававших в ванне в хаотичном беспорядке; кое-где попадались и целые розы, по одиночке царствующие в разных уголках водного пространства, но всегда стремившиеся подобраться к телу длинноволосого.
- Вальтер, кто бы говорил о голубизне, – Хару усмехнулся, с иронией созерцая медленно повернувшего к нему голову парня.
- Что ты сказал?
- А что слышал.
- Хару!
- Отстань от меня.
- Ну, Харууу! Совсем меня не любишь, – Вальтер наигранно всхлипнул, тонкими и длинными пальцами держась за бортик ванны.
Встретившись с недоуменным взглядом темноволосого, отражение поспешно отвернулось, сохраняя недолгую тишину.
- Я пошутил.
- Ну, как обычно.
Зевнув и потянувшись, синеволосый внезапно распахнул глаза, молниеносно повернувшись к уже уставившемуся на него Хару.
- У нас гости?
- Нет, только не сейчас, Вальтер, – темноволосый отрицательно замотал головой.
- Розам нужна свежая кровь. Было бы ошибкой надеяться, что кто-то явится в эту глушь завтра или еще когда-нибудь, когда ты соизволишь захотеть заняться делом, так что просто заткнись и работай, идиот, – сквозь зубы прошипело отражение, тут же навострив эльфийские свои уши при странных скребущихся звуках, доносившихся от главных дверей.

- Неужели хозяев нет? – Кейтаро закусил губу, неуверенно стуча в дверь. – Ну, кто-нибудь, пожалуйста…
Так и не дождавшись ответа, мальчик тяжело вздохнул и, развернувшись, побрел по ступеням с крыльца. Сзади послышался щелчок и скрип, заставивший паренька вздрогнуть от неожиданности и не навернуться с лестницы, носом в дорожку, выложенную гравием.
- Тише-тише, прямо как пугливый котенок, – раздался приятный мужской голос, и чьи-то сильные руки подхватили Кейтаро в нескольких сантиметрах от земли, поставив на ровную дощатую поверхность крыльца.
Резко обернувшись, мальчишка не смог скрыть изумления: перед ним стоял молодой мужчина, лет двадцати шести, улыбавшийся, несмотря на усталость, застывшую глубоко в глазах.
- Ох, извините, я, наверное, потревожил вас? – мальчик виновато закусил губу, окинув взглядом халат ручной работы, явно в спешке накинутый на плечи незнакомца и завязанный на поясе грубым узлом.
- Ничего страшного, мой юный гость, – парень улыбнулся, наблюдая за выражением лица мальчишки.
«Видишь, Хару? Это всего лишь заблудившийся ребенок. Если даже поползут слухи, то все свалят на этого лесного демона.»
Проигнорировав слова, прозвучавшие в мыслях, темноволосый присел на корточки, перед этим плотнее запахнувшись в халат, и мягко улыбнулся, протянув руку напуганному Кейтаро.
- Не бойся. Ты заплутал и наткнулся на мое жилище, так? Это счастливая случайность - ты даже не представляешь, как тебе повезло: поблизости обитает лесной демон, ты ведь знаешь об этом? – Хару понизил голос, неотрывно смотря в необычно светлые глаза мальчишки, будто гипнотизируя.
«Этот человек не похож на этого демона, о котором рассказывают в деревне. Он даже…симпатичен.»
Смущенный ходом собственных мыслей, мальчик отвел взгляд, робко покраснев и взявшись за протянутую руку.
«Отличная работа, у тебя всегда выходило очаровывать путников с первого взгляда.»
«Заткнись, Вальтер, ради всего святого!»

Внезапно все тело Хару стало ватным, не подчиняющимся никакому контролю хозяина.
- С вами все в порядке? Вы меня слышите?! – испуганно затараторил парнишка, почувствовав тяжесть тела, навалившегося на него.
- Кха.. Да, все в порядке, не волнуйся, – выдавил молодой человек, слабо улыбнувшись.
«Иногда у меня возникает такое чувство, что я твой раб, Вальт.»
«Я думал, что за эти несколько сотен лет ты уже понял, что так оно и есть. А теперь быстро за дело, до полнолуния осталось мало времени. Не поторопишься - не только телом перестанешь владеть, но и душой.»
«О, какая угроза от великого демона.»
«Хару!»

Усмехнувшись, темноволосый молодой человек поднялся на ноги, одарив Кейтаро пронзительным взглядом карих глаз.
- Скоро стемнеет. Тебе лучше остаться у меня в гостях на ночь. Как ты на это смотришь?
«Хару, ты обалдел? Какое «как ты на это смотришь»?!»
«Да заткнись же ты, наконец! Стареешь, что ли, раз с каждым годом становишься все приставучее и маразматичнее?!»
Дождавшись спасительной тишины, молодой человек облегченно вздохнул и, не дождавшись от Кейтаро неуверенного «Да, может, это хорошая идея», втолкнул его в дом, захлопнув за собой дверь.

- Значит, тебя оставили в этом лесу твои «друзья»? – уточнил темноволосый, сделав глоток чая из своей чашки, обхватив ее длинными пальцами. – Хорошие ребята, ничего не скажешь. Таро, зачем тебе такие приятели?
- Я уже привык, мистер Хару. – Мальчик улыбнулся, ловя себя на мысли, что ему нравится, когда молодой человек называет его коротким именем, тем более, таким мелодичным.
- Глупый ты, ох, какой глупый еще, – парень улыбнулся, заметив румянец на щеках мальчишки. – Как чай? Не слишком горячий?
Оба сидели в большой гостиной за столом, по инициативе Хару распивая ароматный чай, одурманивающий благоуханием не известных Кейтаро трав. Все комнаты были обставлены неброско и не роскошно, но любая мелочь радовала глаз, будь то даже самая обычная ваза с букетом из нескольких засушенных роз. В доме витал еле ощутимый аромат сакуры, волнами расходящийся от дерева у озера. Впрочем, в одной из комнат аромата нежно-розовых цветов не чувствовалось. Ни единый ветерок не мог проникнуть в гостиную из-за ее крепко запертых дверей, ничто не могло поведать любопытному, что скрыто в ней.
Взглянув на настенные часы, Хару незаметно для мальчика тяжело вздохнул: до полнолуния оставалось меньше получаса, а это означало, что к власти над телом скоро должен был прийти Вальтер.
«Можно один вопрос, мой милый раб?»
«Я слушаю вас, господин.»
«Какого черта сейчас происходит?»

Не найдя, что ответить, темноволосый ничего лучше, кроме как перевести потерянный взгляд на Таро, спокойно сидящего на мягком диванчике и выедающего джем из середины сдобных булочек, изредка прикладываясь к чашке с уже остывшим чаем.
«Черт, как он вылизывает этот проклятый джем…»
«ХАРУ!»

Вздрогнув, парень завозился в своем кресле, мгновенно устремив взгляд на картину на стене, изображавшую песчаный пляж и упирающуюся в горизонт лазурную гладь океана.
«Что ты творишь, идиот?! В чае было снотворное?!»
Коротко кивнув, темноволосый с жадностью уставился на зевающего мальчика. Поднявшись на ноги и пройдя к дивану, Хару бережно взял Кейтаро на руки, вглядываясь в очаровательные черты лица, чуть-чуть отдающие девичьей нежностью.
«Такой притягательный и невинный... Так и хочется съесть вместо этих приторных булочек.»
«Думаю, этот малыш будет намного слаще всех вместе взятых сладостей на земле.»
«Вальтер, ты что, опять решил притворяться очаровательным и любвеобильным?»
«Катись ты к черту, никчемный раб! Я тут стараюсь поддерживать твое дурацкое тело в приличном виде, каждый месяц выбираю жертву для сохранения сада синих роз, а ты засматриваешься на маленьких приблудившихся мальчиков и иронизируешь надо мной! Я не хочу быть связанным с телом педофила!»
«Как будто сам Вальтер не педофил, да?»

Усмехнувшись про себя, Хару поспешил из комнаты с драгоценной ношей на руках, выслушивая гневные крики и проклятия в свой адрес от разозленного демона, беснующегося в темной комнате сознания парня. Но темноволосый знал, что эта комната скоро откроется, выпустив наружу тот мрак, который можно остановить одним-единственным способом.

«Где я?»
Кейтаро с трудом открыл глаза: казалось, веки намертво прилипли друг к другу, будто их старательно зашили, как ненужной больше, нелюбимой кукле.
«Такая необычная легкость во всем теле. Но внутри что-то камнем тянет вниз, не дает подняться к небу, дотронуться пальцами до облаков.»
Осмотревшись, мальчик распахнул глаза от восхищения: на несколько километров простиралось огромное поле синих роз, на лепестках которых еще искрились капельки росы, маня своими радужными переливами.
«Как красиво… Синие розы, я никогда не думал, что они существуют…»
Озираясь по сторонам, Таро только сейчас понял, что находится вовсе не на земле, а парит где-то над ней. Опустив голову, мальчик похолодел от ужаса: внизу, среди ласкающих взгляд роз, лежал он, Кейтаро, прижатый к мягкому ковру плюща, обвившего руки и ноги ребенка.
«Как это? Как такое может быть?!»
Добела закусив губу, мальчишка вгляделся в собственное лицо, с испугом заметив, что глаза его настоящего тела затуманены молочной дымкой, полностью закрывающей зрачки.
Где-то рядом послышался шорох, заставивший Таро встрепенуться и повернуть голову в сторону шума: рядом с большим кустом темно-голубых роз стоял ослепительной красоты мужчина, протягивая руку к мальчику, зависшему между небом и землей.
- Кейтаро, не бойся, иди ко мне.
Колеблясь, парнишка зачарованно смотрел в глаза длинноволосого незнакомца, который будто умолял всего лишь приблизиться на пару сантиметров к себе.
«Ну, давай же, глупая душонка! Не думал, что этот мальчишка окажется настолько строптивым и любящим жизнь.»
Оскалившись, Вальтер протянул и вторую руку, следя за духом Кейтаро, медленно приближающимся к нему.
«Давай, давай! Всего несколько минут до того, как розы начнут увядать! Ох, глупый Хару!»
Таро на секунду остановился, украдкой взглянув на свое тело.
«А что будет после того, как я окажусь у этого небесного существа? Тело зовет меня, будто крича, что я должен что-то вспомнить и понять. Почему этот сад навевает на меня уже не восторг, а ужасное отвращение?»
- Пожалуйста, только не говори мне… - взвыл Вальтер, с ужасом наблюдая, как душа резко изменила направление, летя к своему телу, словно что-то узнав, что-то, о чем не должен бы знать ни один человек, живущий на земле. – Ну уж нет, только не сейчас!
Рванув к телу, демон распустил на бегу длинные волосы, метнув две палочки, служившие креплениями для пучка на затылке. Таро вздрогнул, когда перед его носом что-то просвистело, и с ужасом в глазах наблюдал, как обрывок сада диких синих роз покрывается черной вуалью темноты, доходящей до места «разреза».
«Мое тело…»
Душа подлетела ближе к разрезу во времени и пространстве, кончиками пальцев касаясь черной поверхности, больше напоминавшей зеркало, в отражении которого мальчик увидел не себя, а…
- Хару?.. – удивленно протянул Кейтаро, широко распахнутыми глазами разглядывая парня, мило улыбавшегося ему.
- Ты сильный, Таро, поэтому ты сможешь положить конец проклятию, которое черной кошкой перескакивает из одной эпохи в другую. Ты должен вернуться в свое тело и просто посмотреть на сад, увидеть то, что скрывается на самом деле под этими невинными синими розами. Я не смогу полностью обеспечить тебе безопасность, но все же… - прошептал темноволосый парень, медленно просунувший руку сквозь зеркальную поверхность завесы и обхватив холодными пальцами запястье мальчишки.
- Хару, мне страшно… - всхлипнул парнишка, опустив голову и приблизившись к молодому человеку, уже исчезающему по ту сторону.
- Не бойся, отныне часть меня постоянно будет находиться в тебе. В твоей душе, – с мягкой улыбкой шепнул темноволосый, коснувшись губами лба мальчика, когда тот прислонился к завесе, покрепче сжав пальцами испаряющуюся ладонь.
Удивленно подняв голову, Таро уже не смог увидеть того, кто дал ему последнюю надежду на благополучное избавление от мук, начавших уже казаться вечным ночным кошмаром. Вместо этого парнишка видел кусочек сада, где лежало обессилевшее тело, руки и ноги которого мертвой хваткой держал дикий плющ, врезавшийся жесткими сплетениями листьев в нежную кожу.
«Я должен. Я обещал»
Слыша приглушенные крики, словно доносившиеся откуда-то извне, душа быстро оказалась у своего тела, плавно входя внутрь, плотным светлым комочком сворачиваясь между сердцем и легкими.

Ни одна живая душа не должна увидеть сада роз цвета ночного неба, которые питают жизнь в тебе, о великий Вальтер. Каждое новое столетие тебе будет предоставлено тело, которое будет обеспечивать полную сохранность этого великолепного сада. Но помни, Вальтер, человек, увидевший хотя бы одну синюю розу, обречет тебя на неминуемую погибель, ибо таково твое наказание - наказание демона, отказавшегося подчиняться темным Властителям.

Кейтаро очнулся от ощущения, что по его щеке что-то скользнуло. Открыв глаза, мальчик наблюдал за медленным вихрем лепестков синих роз, рассыпающихся на ветру серым пеплом. С трудом сев и потирая изрезанные плющом запястья, он распахнул глаза, удивленно глядя на обращающийся в прах сад, не так давно поражавший своими великолепием и изысканностью. Кружащиеся в воздухе холодные синие лепестки сбивались в вихрь, способный унести далеко… слишком далеко для человека. В центре большой поляны на коленях стоял Вальтер, печально улыбавшийся и смотрящий, как его сад уходит в прошлое, окутывая плотным туманом темноты небытия его самого.
- Теперь я понимаю, почему мне приснился сон, так похожий на реальность. Всевышние предупреждали меня о тебе, но я был слеп. Спасибо тебе, Кейтаро, что освободил меня из этого ужасного заточения. Спасибо, Таро…
Последнюю фразу произнес уже Хару, сидевший на месте демона и благодарно улыбавшийся мальчику, в чьих глазах стояли хрустальные слезы.

Я до сих пор помню этот чудесный сон, приснившийся мне в далеком детстве: необыкновенный сад чудесных синих роз, демон и человек, живущие в одном теле и помогающие друг другу. Я никогда этого не забуду. Проснувшись на следующее утро, я обнаружил, что лежу в своей кровати, дома. Я тогда подумал, что это был всего лишь прекрасный сон, посланный мне ангелом-хранителем, но мой взгляд наткнулся на цветок, лежавший рядом с подушкой: это была роза нежного цвета утреннего неба, до сих пор напоминающая мне одинокого демона.
«Спасибо, Таро.»

@музыка: Nox Arcana - After Hours (начало), Gackt - Seki Ray (середина), Mylene Farmer - - Ave Maria (конец)

20:06 

Торговец снами

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Автор: justbe
Бета: Тонь-тян (маленькая_нелюдь)
Рейтинг: думаю, не выше PG-15, но может дотянуть и до R, если вчитаться
Размер: мини
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Пейринг: Сасори/Дейдара
Жанр: мистика, ангст, романтика
Направление: яой
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Саммари: ты когда-нибудь задумывался над тем, что есть тот, кто продает тебе сны, которые ты видишь каждую ночь?
От автора: музыкальный фон - Thomas Bergersen (Illusions - 2011) - 18. Illusions
Предупреждение: ООС, AU


Как думаешь, друг мой, что таят в себе сны? Не знаешь? А мне это известно, потому что создаю их именно я. Волшебные миры, неземные красоты и необычные существа. Я сам придумываю все это, чтобы каждую ночь продавать людям новый сон. Что тебя влечет? Расскажи мне, не стесняясь, ведь ты не привык к лживому смущению. Не скажешь? Хм, как жаль, а мне так хотелось завязать с тобой разговор. Но мне ничего знать и не надо, потому что твой внутренний мир раскрыт, как книга на моих ладонях.

Эта история случилась много лет назад. Никто не знает, правда это или всего лишь вымысел старых бродяг, желавших хоть как-то скоротать один из унылых вечеров. Но перед этим я должен спросить: действительно ли ты хочешь услышать мой рассказ? Помни, что потом обратной дороги не будет, и ты не сможешь забыть то, о чем узнаешь. У тебя есть право развернуться и уйти. В конце концов, кто я такой, чтобы кого-то учить или заставлять?

Дождь, внезапно хлынувший на маленькую деревушку, с каждой минутой все яростнее бился каплями воды в окна домов. Он будто хотел начисто умыть грешную и запачканную людьми землю. Нет, это не была какая-нибудь буря с грозой и молниями. До некоторых пор. Пока - обычный ливень, обожающий пузырить многочисленные лужи и пугать старух, свято верящих во все тридцать три несчастья.
Где-то рядом громыхнуло, и в светло-голубых глазах отразилась ветвистая молния, светлым сполохом прорезавшая уголок неба. Мальчишка, неотрывно следивший за дождем из окна, затаил дыхание, завороженный серебряными ветвями, лишь на мгновение появляющимися на небосводе.
«Говорят, что молнии – мучительно умирающие звезды, которые потом спускаются на землю и превращаются в сказочно красивые цветы, напоминающие серебристые колокольчики, освещающие леса темными ночами своим мерцанием. Так ли это?»
С трудом оторвавшись от занятного зрелища, мальчик слез с подоконника и, привычным движением смахнув с лица прядь длинных светлых волос, обернулся, мгновенно переключившись со своих мыслей на действительность. В пабе было - как всегда - шумно и весело, но блондинчик не находил в этих пьянках ничего забавного. Он считал это попросту отвратительным, без тени смущения окидывая презрительным взглядом собравшихся бродяг и путешественников.
«Жирные и наглые свиньи, привыкшие к выпивке и разврату. Я никогда таким не стану.»
- Дейдара! Отнеси две кружки на дальний столик!
- А самой не отнести, да? – проворчал мальчик, неохотно плетясь на голос.
Дейдара не отличался особым энтузиазмом, когда речь заходила о помощи «матери». Да, он не считал эту женщину своей мамой, потому что почти все детство провел в приюте, не зная жизни счастливее этой. Но мальчика не спрашивали, хочет он новой жизни или нет. Его просто взяли в незнакомую семью, надеясь, что из бойкого мальчишки вырастет хороший помощник по хозяйству. Невесело, правда? Но Дейдара закрывал на это глаза, все же продолжая день ото дня растит в себе жгучую ярость, выходящую за границы ненависти.
Взяв две приготовленные кружки, блондин с неохотой поплелся в конец зала, то и дело слыша по дороге похвалы незнакомых пьяных людей.
- Такой маленький, а как помогает матери с отцом! – с широкой улыбкой произнес какой-то путешественник, отпив из своей кружки, когда Дей проходил мимо.
- Они мне не родители, – огрызнулся он, смерив незнакомца презрительным взглядом, на несколько секунд остановившись. – И вообще-то мне тринадцать, господин, так что в следующий раз подумайте подольше, прежде чем назвать меня маленьким.
Оставив бродягу сидеть и ошарашенно хлопать глазами, мальчик поспешил к дальнему столику, с легкостью протискиваясь в щели между спинами нахлебавшихся лесорубов и торговцев, сделавших и без того тесное помещение необычайно маленьким.
- Вот, сэр, один эль и имбирная настойка, как вы и заказывали, – лениво бросил мальчишка, с удивлением обнаружив за столом только одного путника.
- Спасибо, малыш, – старик, кряхтя, потянулся к кружке, и заметив, что блондинчик чуть ли не скрипит зубами от злости, усмехнулся. – Что, проблемы с возрастом? Все видят совсем не то, что нужно видеть?
- Ну, что-то вроде этого, – неохотно согласился Дейдара, с интересом разглядывая путника. Во внешности незнакомца не было ничего броского, кроме странного серебряного перстня на большом пальце левой руки.
«Хм, да еще и со старинной резьбой. Украл, что ли?»
Проследив направление взгляда юнца, старик только усмехнулся, надвинув черную потрепанную шляпу на глаза и убрав левую руку в карман дорожного плаща.
- Вот, держи, малец, – незнакомец выудил золотую монету и протянул руку вперед ладонью вверх.
«Левая рука. Но перстня нет. Какой-то вы скользкий, мистер беднота.»
- Удачной вам дороги, – блондин резко развернулся, даже не взглянув на предложенную награду, и с ужасом обнаружил, что словно прирос к полу. Окружающий гул почему-то стал громче, но полушепот, доносившийся сзади, мальчик все равно отчетливо различал.
- Как это неблагородно, юный господин. Не взять заслуженное вознаграждение, которое предлагает старый бедняк. Ты более чем черств к окружающим. Думаешь, все должны крутиться вокруг тебя?
Добела закусив нижнюю губу, Дейдара обернулся, наткнувшись на проницательный взгляд путника, после чего виновато понурил голову.
- Я все равно не смогу принять ваших денег, извините, – не поднимая головы, тихо произнес блондин.
- Ты не жаден. По крайней мере, не выставляешь этого напоказ, – незнакомец усмехнулся, повертев монету между пальцами, и случайно выронил ее из рук. Под пристальным взглядом голубых глаз монетка обратилась в какой-то черный порошок, достигнув поверхности стола.
- Порой не стоит засматриваться на золото, полученное ни за что. Потому что оно может оказаться обычной золой, – усмехнулся старик, сметая сажу рукавом плаща на пол.
Мальчишка широко распахнутыми глазами смотрел на человека, который смог превратить золото в труху, не приложив к этому никаких усилий.
«Что это? Неужели колдовство? Но ведь это все выдумки!»
- Присядь, – бродяга указал на стул напротив себя. – Составь мне приятную компанию на этот вечер. Все равно твоя мать не заметит пропажи единственного сына. Ты ей чужой, ты знаешь?
- Плевать я хотел на то, что она обо мне думает, – буркнул Дейдара, все же плюхнувшись на стул. – Мне вообще не нравится такая жизнь!
- Вот как, – старик усмехнулся, чуть приподняв шляпу и сверкнув глазами. Блондин был готов чем угодно поклясться, что никогда еще не видел глаз такого цвета.
«Такой красивый оттенок, похож на застывшую смолу. Как янтарь. Но зрачки намного темнее. М, напоминают по цвету горячий шоколад, который постоянно зимой готовит моя мать для замерзших странников.»
- А чем вы занимаетесь? Путешественник или просто бедняк? – мальчишка по обыкновению переключился на другую тему, с любопытством поглядывая на незнакомца, сложив руки на столе в замок и болтая ногами.
- Я не путешественник, но ты почти угадал, – путник улыбнулся, взяв кружку с элем и сделав большой глоток.
- Хм, торговец? – предположил Дейдара, подперев щеку рукой и неотрывно глядя в янтарные глаза.
- Не угадал, – бродяга как-то озорно, молодо улыбнулся, поставив кружку на стол с громким стуком. – Я рассказчик. Перебираюсь из города в город, зарабатывая себе на жизнь легендами, которые знаю еще с детства.
- Ух ты, – с восхищением выдохнул мальчик, на мгновение замерев. – А расскажите мне хотя бы одну из ваших легенд, ну пожалуйста!
- Один золотой, – незнакомец протянул руку, требуя денег, отчего уверенности и любопытства в голубых глазах поубавилось.
- Так нечестно, – светловолосый мальчик скрестил руки на груди, по-детски обиженно выпятив нижнюю губу. – Вы спалили тот золотой, который мог принадлежать мне!
- Будем считать, что ты все же заплатил за одну легенду. – Странник усмехнулся, показав один золотой, зажатый между указательным и средним пальцами.
- Погодите-ка… - Дейдара опешил, заглянув под стол: кучка золы, кажется, испарилась. Или вернулась в исходное состояние?
- Как? Как вам это удалось? – из-под стола выглянуло немного испуганное длинноволосое чудо, во все глаза глядя на загадочного человека.
- Ты будешь слушать или нет? – старик снял свою шляпу, положив ее рядом на подоконник, проведя рукой по седым волосам.
- Да, – Дейдара коротко кивнул, поудобнее усевшись на стуле. – О чем вы мне расскажете, м? Я ведь до сих пор не знаю вашего имени, так неудобно…
- Ты когда-нибудь слышал о человеке, скорее даже о существе, которое приходит к людям каждую ночь и продает сны? – спросил странник, даже не обратив внимания на очень даже толстый намек насчет своего имени.
«Что ж, хотите оставаться инкогнито? Ну и черт с вами.»
- Нет, ни разу, – мальчик отрицательно мотнул головой, краем глаза заметив, что их столик окружен плотной стеной пьяных посетителей паба. – Это какой-то монстр? Или очередная выдумка родителей, чтобы их чадо по ночам не могло заснуть и тряслось от ужаса, с головой накрывшись одеялом?
- А ты не так уж и глуп для своих лет, – задумчиво проговорил рассказчик, смерив мальчонку внимательным взглядом. – Нет, торговец снами существует.
- Торговец снами? – удивленно переспросил Дейдара. – Я ни разу не слышал о нем, об этом странном торговце.
- О нем мало кто знает, – старик провел по краям кружки подушечкой пальца, после чего уставился на блондина. – Теперь о нем знаешь и ты. А это значит, что тебе нужно остерегаться наступления темноты.
- Почему? Этот торговец придет ко мне глубокой ночью и заколет в кровати? – парнишка рассмеялся, тряхнув светлыми волосами, раньше собранными в аккуратный хвост, но растрепавшимися за день..
- Он сможет забрать у тебя то, что намного ценнее жизни, – тихо произнес седоволосый, усмехнувшись при виде смятения на лице Дейдары.
- Ценнее жизни? Но что может быть ценнее жизни, принадлежащее человеку? – недоуменно спросил мальчик, нахмурившись.
- Душа. Это самое сокровенное, что есть у каждого из нас. Ее невозможно обрести заново, если потеряешь. А человек без души – как ваза без цветов, – понизив голос, ответил путешественник, сделав очередной глоток из кружки.
- Дейдара! Где ты, несносный мальчишка?! – послышался громкий голос, заполнивший весь зал.
- Ой-ой, она сердится, – пискнул блондинчик, быстро выскочив из-за стола и рванув на голос, становившийся все громче.
«Какой странный этот путешественник. Наверное, он сошел с ума, пока странствовал по городам. Или он чем-то болен. Фу, а я с ним общался! Вот же дурак!»
- Будь осторожен, малыш, будь предельно осторожен, – усмехнулся старик, откинувшись на спинку стула и закурив трубку. На большом пальце левой руки вновь поблескивал серебряный перстень ручной работы, словно маня неосторожные и рассеянные взгляды своим тусклым сиянием.
- Сладких снов, Дейдара. Потому что с сегодняшнего дня ты будешь спать намного крепче обычного, – прошипел путник, и, надев шляпу, растворился в толпе, которая тут же начала расходиться.

- Ох, и трудный же день был, – Дейдара широко зевнул, потягиваясь и переминаясь с ноги на ногу у кровати. Ветерок, забиравшийся в комнату через приоткрытое окно, шевелил занавески, тускло светившиеся от робкого сияния месяца на небе.
«И в эту детскую легенду я ни капельки не поверил, да!»
Забравшись в кровать, блондин закутался в одеяло, уютнее устроившись в теплом гнездышке.
«Ведь на самом деле нет никакого торговца снами.»
Прикрыв глаза, мальчик затаил дыхание, медленно проваливаясь в сон. Занавески плавно вернулись в прежнее положение.
«Что это за странное чувство?»
Открыв глаза, Дейдара чуть ли не вскрикнул от страха: на стене маячили тени от ветвей дерева, росшего у самого дома.
«Всего лишь дерево. Черт, веду себя, как девчонка!»
Недовольно фыркнув, он отвернулся к стене, с головой накрывшись одеялом. На всякий случай.
«И надо было согласиться на разговор с этим умалишенным! Я же впечатлительный, да…»
Оправдывая самого себя, блондин даже не заметил, как сон окончательно попрощался с ним, махнув напоследок лапкой.
Внезапно гробовую тишину прорезал противный скрип створки окна. Вздрогнув, мальчик сжал губы в тонкую линию.
«Это всего лишь ветер, открывший окно, закрытое на щеколду. Всего-то. На щеколду. Которую ветер, по сути, открыть не может. Вот же черт, а…»
Чуть задрожав, блондин медленно повернулся к стене спиной и отогнул одеяло, выглянув из мягкого плена. На несколько секунд мальчику показалось, что он сошел с ума: он отчетливо видел незнакомого мужчину, сидевшего на краю постели. Капюшон темного балахона, накинутый на голову незнакомца, плавно сползал назад, открывая любопытному взгляду мальчишки короткие пряди огненно-рубиновых волос, обрамлявших бледное лицо с необычными золотистыми глазами.
«Странно… Такие же глаза, как у того бродяги в пабе…»
- Я спугнул такую сладкую дремоту. Прошу прощения за это, – мужчина слегка наклонился вперед, усмехнувшись.
- Н-ничего страшного… - промямлил Дей, вцепившись в край одеяла и натянув его до носа, широко распахнутыми глазами разглядывая гостя.
- Я не представился, еще одна оплошность, – незнакомец качнул головой, нахмурившись. – Совсем забываю о правилах приличия, когда просыпается луна.
Ничего не услышав в ответ, кроме отчетливого звука стука одной челюсти об другую, рыжеволосый с мягкой улыбкой наклонился к блондинчику, мгновенно вжавшемуся в подушку головой.
- Тебе не стоит меня бояться, Дейдара, – улыбнувшись, гость вернулся в прежнее положение, поудобнее сев на краю постели.
- Вы действительно так думаете? Человек, необъяснимым образом попавший в мою комнату ночью сейчас сидит на кровати и говорит, что мне не стоит бояться. Вы тоже умалишенный? Какой-нибудь псих, наверное. Или маньяк, который по ночам ворует детей и варит из них суп? – выпалил мальчик, сердито хмуря светлые бровки.
- Нет, я краду только сокровенные мысли людей, извлекая из них необходимый материал для создания снов, – мужчина чуть улыбнулся, закинув ногу на ногу и локтем упершись в правую ногу. Блондин только сейчас заметил на шее незнакомца золотую цепочку, на которой висел небольшой амулет причудливой формы. Разноцветные камни, которыми была обсыпана лицевая сторона кулона, искрились при лунном блеске, и Дейдаре казалось, что он видит какие-то контуры, легким и витиеватым дымком тянущиеся из сердцевины украшения. Завороженный этими бликами, мальчик осторожно сел в кровати и протянул руку, кончиком пальца почти коснувшись ярко-синего камешка на амулете.
- Нет, парень, плохая идея, – незнакомец усмехнулся, несильно толкнув блондина обратно на подушку. – Эти камешки способны на подлость, которая станет роковой в твоей жизни, так что просто не смотри.
- Вы так и не сказали, как вас зовут и кто вы такой, между прочим, – проворчал малец, сев в кровати и облокотившись на подушку, скрестив руки на груди.
- Ох, совсем вылетело из головы, – мужчина прижал левую руку к груди, еще раз почтительно склонив голову. – Акасуна Сасори. Или просто торговец снами.
- Хех, что? – Дей мило улыбнулся, твердо решив, что последнее предложение ему просто всего-навсего послышалось.
- Я к вашим услугам, юный господин, – Сасори усмехнулся, подняв голову и встретившись с удивленным взглядом голубоглазого паренька, направленного на перстень торговца.
- Это же мне только кажется, да? – тихо спросил Дейдара, пристально глядя на серебряный перстень на большом пальце левой руки мужчины. – У меня ведь просто был тяжелый день, и это просто сон с диким сюжетом, где не нужно думать?
- А ты наблюдательный. И слишком сообразительный для своих лет, как я уже говорил, – Акасуна склонил голову на бок, задумчиво разглядывая паренька. – Но в том, что я сейчас перед тобой, виноват только ты сам.
- Почему это? – удивленно выдохнул блондин, недоуменно хлопая длинными пушистыми ресницами.
- Потому что я не могу прийти к тому, кто этого не пожелает, – торговец растянул губы в сладкой улыбке, что немного напугало мальчика.
«Я желал его прихода? Он издевается?!»
- Тебе же было интересно, правда это или вымысел, ведь так? – красноволосый улыбался, чувствуя смятение в душе ребенка и беспорядочный поток мыслей в белокурой головке.
«Но ведь в этом любопытстве не было ничего плохого… Я же просто хотел узнать, кто этот загадочный торговец…»
- Ты хотел увидеть меня, не так ли? А раз я здесь, то я должен заключить с тобой сделку, чтобы мой приход не был напрасным, – с ласковой улыбкой проговорил Сасори, поймав на себе взволнованный взгляд светло-голубых глаз, в которых начинал разгораться огонек озорства и лютого интереса к происходящему.
- Всего лишь одно твое слово, и я смогу подарить тебе сон, который ты не забудешь до самой смерти, – прошептал торговец на ухо сбитому с толку мальчику, склонившись над ним. – Лишь твое согласие - и вся жизнь изменится, приобретя оттенок идеального существования в мире порока и жестокости.
- А что… Что это за сон? Что будет, если я откажусь? – неуверенно произнес мальчишка, сжав пальцами края пододеяльника, робко взглянув в глаза, которые приобрели в темноте светло-шоколадный оттенок. – Что будет, если я скажу, чтобы ты уходил прочь?
Усмехнувшись, красноволосый провел подушечкой пальца по шее Дейдары, опустившись ниже и накрыв ладонью область груди, где торопливо билось маленькое сердечко.
- Оно остановится прежде, чем с твоих губ слетит отрицательный ответ.
Сглотнув, блондинчик побледнел, чувствуя себя загнанным в угол.
- Каков будет твой ответ? – прошептал Акасуна, нарочито медленно приблизившись плотнее к мальчишке, обдавая своим дыханием губы, сжатые в тонкую линию.
- Я согласен, – коротко ответил блондин, отстранившись и пряча покрасневшее от смущения лицо.
- Я знал, что ты не сможешь отказаться, – мужчина самодовольно улыбнулся. – Ну что ж, готов ли ты заключить со мной сделку, смертный?
- Зачем так официально? – мальчик замялся, шестым чувством ощущая подводный камень, который должен был показаться с минуты на минуту. – Прямо как дьявол, забирающий души у людей.
На секунду выражение лица торговца изменилось, но Дейдара не смог уловить этого момента, поэтому все подозрения остались на подсознательном уровне.
- Нет, до дьявола мне далековато. Я слышал, что он один из тех, кто просто вырывает души из ничего не знающих и не понимающих людей, скармливая их своим диким псам, которые охраняют преисподнюю, – тихо проговорил Сасори, одарив мальчика долгим и внимательным взглядом. – Но это всего лишь рассказы.
- Но ничто не появляется на пустом месте, – Дейдара поморщился. – Как и эта легенда, которую вы мне рассказали в пабе. Ведь это были вы, так?
- Перстень, да? – торговец недовольно хмыкнул, взглянув на кольцо, которое вместо серебряного теперь было угольно-черным, после чего медленно перевел взгляд на мальчишку. – Ты ведь до сих пор не веришь, что я действительно торговец снами?
- Ну… Как бы это объяснить… - блондин отвел взгляд, почесав затылок. – Это скорее похоже на сон, чем на реальность. Ведь никаких дьяволов и торговцев не существует.
- И ты в этом так твердо уверен? – Сасори с любопытством взглянул в голубые глаза, надеясь найти хоть каплю неуверенности внутри мальчика, закованного в броню предрассудков и недоверия.
- Да, – ребенок кивнул. – Вы – плод моего воображения, не более.
- Плод воображения, значит. Пофантазировать любишь, – Акасуна скривил губы в ядовитой улыбке и коснулся ногтем пурпурного камешка на амулете. – Посмотрим, что ты сможешь представить мне в доказательство того, что это все еще сон.
Из золотого кулона потянулись завитки белесого дыма, медленно плывя к испуганному ребенку, маленькими щупальцами рассекая воздух, казавшийся очень плотным - как толстое полотно, не поддающееся даже острым ножницам портного.
- Заключив со мной сделку, ты обрек себя на двойную порцию удовольствия с легкой примесью боли и ароматом ужаса, мой милый мальчик, – Акасуна усмехнулся, мановением руки заставив блондина лечь на подушку, позволив наблюдать за всем широко распахнутыми от страха глазами. – Я подарю сон, который никогда не сможет воплотиться в реальность, отчего с каждым днем ты будешь становиться все злее и беспомощнее. Но вдобавок ко всему я заберу у тебя то, что тебе совсем не нужно, как я понял из нашего разговора сегодня вечером. Ведь для меня эта вещица ценнее любых денег и драгоценностей. Человеческая душа сама по себе уже самая сокровенная тайна любого человека, от которой ты с такой легкостью отказываешься и которую мне обычно так сложно заполучить.
Не веря своим ушам, Дейдара хотел было пошевелиться, но потерпел полный провал: ноги и руки словно были скованы невидимыми цепями, будто сдавливающие хрупкое тельце мальчика до хруста костей.
- Тревожно за свою никчемную жизнь, да? – торговец издевательски усмехнулся, кончиками пальцев проведя по гладкой коже личика блондина. – Зачем она тебе? Для чего, скажи мне? Неужели ты чего-то добьешься с такой душой и черствым сердцем? Да никогда, моя радость. Я всего лишь избавлю тебя от ненужного груза, трупом повисшим на твоих плечах.
Дверь комнаты распахнулась, и на пороге показалась мать Дейдары с горящей свечкой в руках.
- Спокойной ночи, золотце, – шепнула женщина, нежно улыбаясь.
- Ну, давай, посмотри на свою мамочку. Пожелай ей сладких снов, чтобы завтра она была не так убита горем, когда найдет тело мертвого ребенка в детской кровати, – ехидно прошипел Сасори, повернув голову блондина в сторону двери, где проем словно затягивала черная липкая жижа, закрывая улыбающееся лицо женщины, отдававшее желтым из-за бликов огонька свечи. – Ты же ее так любишь, верно? Просто места себе не находишь, когда она тебя хвалит, и рушишь все на своем пути, получив подзатыльник за невинную шалость.
На глаза Дея навернулись слезы отчаяния, а к горлу уже подкатывал противный комок, заставлявший вспомнить о себе и забиться в темный угол, оплакивая несправедливое отношение хозяйки судьбы к миллионам человеческих жизней.
- Думаешь, только с тобой я так жесток, парень? – торговец усмехнулся, ласково проведя пальцем по контурам лица мальчишки, скованного по рукам и ногам. – Отчасти да, потому что ты нравишься мне своим опасным характером, сохранившим в то же время в себе черты чистой детской наивности. Ты как куколка, которую постоянно дергают за ниточки, требуя отшлифованных движений, получая взамен только подлую ухмылку и танец дикобраза на тлеющих углях.
Уже давно потеряв нить смысла в словах торговца, блондин смирно лежал, неотрывно смотря в карминовые глаза, где-то в глубине сознания придя к мысли, что внешность Сасори очень даже привлекательна, а от поведения можно вообще потерять голову.
«Неужели он и вправду тот, за кого себя выдает? Торговец снами? Это не выдумка?»
- Твои мысли меняют свой характер, – заметил красноволосый, кончиком носа коснувшись лба мальчика. – Я это чувствую, причем очень даже хорошо.
«Ты убьешь меня?»
Упершись руками в кровать, Акасуна заглянул в глаза парнишки, в которых читалась одна только беспомощность.
- Я всего лишь подарю тебе сладкий сон, – шепнул торговец, улыбнувшись уголками губ.
«И не тронешь душу и тело?»
- Только сон, – кивнул мужчина, убрав длинную челку с лица блондина, не собираясь раскрывать всех своих карт.
«Тогда… Тогда я согласен.»
- Ты уже давно дал свое согласие, малыш, – красноволосый усмехнулся, закрыв глаза и губами коснувшись середины лба Дейдары. Дымок, до сих пор витавший в воздухе, быстрыми потоками ринулся к хозяину, маленькими пульсирующими шариками сосредоточившись на кончиках пальцев Сасори.
«Чувствую себя диким зверем, пойманным в клетку, которого хотят приручить.»
- Хотят? Ты уже приручен, дикий котенок, – усмехнулся торговец, скользнув пальцами по шее мальчугана и водя ладонью по груди, изредка поднимаясь выше и ногтем проводя по мягким и теплым губам, отчего шарики дыма пульсировали ярче, постепенно меняя цвет с серебряного на солнечно-золотистый.
«Как…странно приятно…»
Ласково улыбнувшись, Сасори поднял руку и тряхнул кистью, поймав переливающиеся шарики в кулак.
- Сейчас будет немного неприятно, потерпи, – с этими словами Акасуна приложил ладонь к животу мальчика, предварительно задрав ночную рубашку.
Дернувшись, блондин замычал, не в силах закричать. Ощущения были далеко не из приятных: в том месте, где была рука торговца, плоть Дейдары будто пронзили острием, засовывая в открытую рану раскаленный предмет, обжигающий все внутренности, что попадались на пути.
- Тише, – шепнул красноволосый и плавно провел пальцами по торсу паренька, добравшись до лба. Дейдару била слабая дрожь, похожая на озноб, но по всему телу блондина разливалось жгучее тепло, раскаленной лавой проникая в жилы и смешиваясь с кровью, отчего мальчика накрывало волнами экстаза.
- Какая необычная реакция, – усмехнулся мужчина, склонившись над лицом блондинчика. – Ты меня окончательно удивишь, если окажется, что ты умеешь целоваться.
Мальчишка не сразу понял, что торговец уже прижимается губами к уголку его рта, кончиком языка водя по нижней губе, словно прося официального разрешения на дальнейшей вторжение. Сгорая от нетерпения, Дейдара приоткрыл рот, с удивлением обнаружив, что невидимые путы начинают ослабевать, правда, все еще значительно сковывая мальчишку в движениях.
Явно войдя во вкус, Сасори скользнул языком в открытый ротик, ощутив сладковатый привкус абрикоса.
"Сон начинает формироваться. Нужно немного помочь процессу, собрав все желание и страсть в одну точку, чтобы разум мог погрузиться в забытье. Все же этот мальчик слишком ярок для этого мира, как я и думал. Пусть лучше мне, чем каждому встречному."
Усмехнувшись своим мыслям, Акасуна скользнул рукой по торсу мальчишки, задрав рубашку и водя пальцами по гладкой коже. Дрожь, пробежавшая волной от рук блондина и затихшая в кончиках пальцев на ногах, заставила Дейдару резко прогнуться в спине, оторвавшись от манящих губ торговца, и сдавленно простонать.
«Вот так. Совсем неплохо в эмоциональном плане для тринадцатилетнего сорванца.»
Рвано дыша, блондин обвил руками его шею, притянув к себе и прильнув к губам неумелым поцелуем, прося еще ласки.
- Ты ведь потом дня два не проснешься, глупый, – прошипел с усмешкой мужчина, даря мальчику спасительные глубокие поцелуи, перебирая пальцами пряди длинных светлых волос.
Не зная, что делать с жаром, прокатывающимся волнами по всему телу, блондинчик лишь плотнее прижимался к торговцу, хватаясь руками за складки черного балахона, смутно понимая, что эти волшебные ощущения не повторятся во второй раз.
- Дейдара, глупый маленький котенок, – прошептал Акасуна, обжигая губы мальчика своим горячим дыханием и чуть надавив ладонью на его живот.
Вскрикнув, парнишка запрокинул голову назад; рот приоткрылся, глаза расширились.
- Прости, – приподнявшись на локтях, Сасори с сожалением наблюдал за серебряной бабочкой, выпорхнувшей изо рта мальчишки. Немного покружив над телом ребенка, она подлетела к торговцу, опустившись на протянутую ладонью вверх руку.
- Теперь твоя душа будет в сохранности. А ты будешь продолжать жить дальше, только без привычного блеска в глазах и безграничной радости по любому поводу, – прошептал красноволосый, склонившись над Дейдарой, уже опустившимся без сознания на кровать. – Мне нужно было это сделать, потому что такого рода душа – экземпляр довольно редкий, а с твоим характером она бы быстро погасла, потеряв свою красоту.
Встав с постели, Акасуна накинул на голову капюшон и, поправив амулет на шее, покинул комнату, растворившись в темноте, царившей за порогом. Серебряная бабочка, чьи крылья отливали золотистым сиянием, медленно опустилась на кончик носа спящего мальчика, после чего рассыпалась тысячами маленьких искр.
«Прости меня.»

@музыка: Thomas Bergersen (Illusions - 2011) - 18. Illusions

сказки на ночь

главная