• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: justbe (список заголовков)
17:11 

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Вырванная страница из дневника жизни"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: PG
Пейринг: Сасори/Дейдара
Жанр: angst
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: драббл
Саммари: всего лишь маленькое воспоминание, почти без имен
Варнинг (предупреждение): OOC, slash

Наверное, я никогда не узнаю, было ли это все сном или слишком красивой реальностью.

Я не помню дня и даже месяца, когда мы впервые встретились. Забавно, не правда ли? Ты просто появился из ниоткуда. Мгновенной вспышкой. Ослепляющей и способной разорвать на куски от малейшего порыва ветра. Я забыл, о чем ты тогда говорил. А наговорил ты ужасно много слов, что у меня даже голова кругом пошла. Именно тогда я понял, что ты мне симпатичен. Вот так, сразу, после первого же разговора. Поразительно, ведь это было так не похоже на меня. Скажи, что ты задел во мне тогда? Каких спрятанных струн в моей душе ты коснулся кончиками своих пальцев, рождая дивную мелодию, до сих пор стоящую у меня в ушах? Наверное, я никогда этого не узнаю. Не дано. Уж такой я человек. Порочный и не знающий самого себя, закрытый ото всех словно невидимой завесой безразличия и холодной пустоты в глубине души. Неужели это правда, я? Неужели я таким был? Я не помню, честно. И не хочу вспоминать, потому что ты изменил меня. Изменил к лучшему, просто находясь рядом, под боком, всегда готовый подставить наглую мордашку под поцелуи теплых губ. Поцелуи. Больно вспоминать. А еще больнее осознавать то, что я намеренно рушил тот мирок, в котором мы жили, отгородившись ото всех будто непроницаемым куполом.
Иногда у меня создается впечатление, что я тянул тебя за нитки. Как одну из своих многочисленных кукол. Таких послушных и беспрекословно подчиняющихся. Они и сейчас есть, но у меня нет самого главного. Тебя. Да, я потерял. Да, я не смирюсь с тем, что это сугубо моя вина. Я просто ничего не буду делать. Ведь я просто ниточка за ниточкой выуживаю драгоценные воспоминания о тебе из запутанного клубка памяти.
Говорят, что ворошить прошлое лучше не надо. Даже совсем не надо. Но когда я прислушивался к чьим-то советам? Никогда, никогда этого не было и никогда не будет. Уж слишком я независимая личность. Независимая от слов окружающих. Хм, самому смешно. И холодно. Кончики пальцев снова ледяные, будто они никогда и не знали тепла. Не чувствовали. А чувствовал ли я что-нибудь? Ох, я ощущал целый спектр разнообразных эмоций и чувств. Да так, что даже сердце трепетало. Не представляешь, как я себя чувствовал в эти мгновения. Холод уходил, исчезал, словно его и не было. А на душе оставалась необъяснимая легкость. Я твердо знал, что даже могу взлететь от этого ощущения, только вот мои крылья так и не раскрылись. Может, оно и к лучшему, кто знает? Хм, никто не знает. Меня не знает никто. Даже ты не имел доступа к сокровенным тайнам моего естества. И, может, это тоже к лучшему, но, опять же, я не знаю.
Почему все так обернулось? Наверное, один из нас был слеп. А другой глух. Черт, но ведь что-то было! Не глупая интрижка, а что-то более серьезное, более возвышенное. Может, это все-таки была любовь? Эта самая чистая, кристальная, с еле уловимым ароматом утренней росы нота, пробудившая меня? Я не знаю. Хотя нет, знаю. Я точно знаю, что это была именно она. Но я не ощущал ее в той же степени, что и ты, не чувствовал ее. Не видел. И попросту разочаровался. Тогда почему я до сих пор вижу тебя? Ты приходишь, тихо садишься на край кровати и молчишь, окидывая меня пристальным взглядом. Словно хочешь что-то сказать. Что-то важное, что-то настолько серьезное, что у меня перехватывает дух. Но ты молчишь. И почему-то слегка улыбаешься. Эта улыбка почти незаметна, но тебя выдают приподнятые уголки губ, маленький засранец. Да, маленький, потому что большим язык не поворачивается тебя назвать. Ведь ты еще ребенок. Ребенок, которому нужны внимание, любовь и забота. Как котенку. Комок ласки, нежности и тепла. Просто так вспомнилось, а губы почему-то сами расплываются в робкой улыбке. Словно ожидают уже знакомого горячего дыхания и поцелуя. Такого осторожного и аккуратного. Мне уже слышится всякая чепуха, которую ты по обыкновению шептал на ухо, прижимая к своей груди. И я тогда сдавался. Сдавался самому себе, сдавался своим принципам, сдавался в твой плен, чтобы на следующий день снова проснуться независимой и недосягаемой сволочью. Уж такой я, Сасори Акасуна. И такой ты, Дейдара: ласковый и нежный, но ужасно боящийся протянуть руку и шагнуть в распахнутую дверь.

Наверное, я никогда не узнаю, было ли это все сном или слишком красивой реальностью.

@музыка: FictionJunction − Michiyuki (Vocalless Ver.)

@темы: justbe

17:17 

Sandman

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Sandman"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: R
Пейринг: Сасори/Гаара
Жанр: мистика, deathfic, ужасы
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: мини
Саммари: ты когда-нибудь слышал о песочном человеке? Нет? Тогда даже не суйся сюда, чтобы сохранить свой сон спокойным.
Варнинг (предупреждение): OOC, slash

От автора: Эта работа - результат всех моих переживаний, ощущений и чувств, воплощенных в два, казалось бы, идентичных образа. Фанф сложен для понимания, но вы уж постарайтесь, мои хорошие.

Много ли пугающих историй довелось вам услышать за свою жизнь? Думаю, что немало. Но я более чем уверен, что среди этой страшной коллекции не было той, одной-единственной. Только потому я, собственно, и нахожусь здесь, перед вами. Хорошие мои, вы когда-нибудь слышали о песочном человеке? Нет? Тогда помолитесь перед сном, чтобы не услышать ночью тихий шелест песка, просачивающегося сквозь щели в ваши спальни…

Two Steps From Hell − Something Wicked Lurks


Я никогда не любил спать. Просто ненавидел. С одной стороны – из-за того, что слишком много времени тратил на это. С другой – моя детская впечатлительность. Не знаю, кому из моих родственников пришло на ум начать кормить меня страшилками перед сном, но это была явно плохая идея. Очень плохая. Каждую ночь я проводил в своей кровати, плотно закутавшись в одеяло и вслушиваясь в, казалось бы, гробовую тишину, постепенно обволакивающую все пространство. Хм, гробовую тишину? Тогда мне явственно казалось, что она действительно являлась таковой. До определенного момента, связанного с одной детской страшилкой, которая полностью изменила мое представление о настоящем ужасе.

- Песочный человек? – я скептически вскинул брови. – Канкуро, что за бред ты несешь?
Мой брат никогда не отличался особым чувством юмора, но в этот раз он больше поразил меня своей тупостью.
- Гаара, ты ни разу не слышал о нем? – парень попытался изобразить удивление, но я видел, как в его глазах плескался страх. Он меня боялся - как и все остальные, кому приходилось находиться со мной рядом. Поэтому «умная» Темари придумала такую вещь, как вечерние собрания, где мы рассказывали друг другу, как прошел день. Впрочем, обычно все заканчивалось тем, что брат пересказывал местные сплетни, вводя сестру в ступор тем, что даже она не знала некоторых подробностей. Ненавижу. Ненавижу их всех. С каждым днем во мне все больше растет жгучее желание замуровать их в гробницу из песка и выдавить все кишки через рот, чтобы меня оставили в покое.
Сглотнув, Канкуро перевел умоляющий взгляд на сестру и все же продолжил:
- Поговаривают, он уже наведывался к нам в деревню, унеся с собой жизни нескольких маленьких детей.
- Я рад за них, – отрезал я. – Хоть кому-то повезло уйти из этого чертового мира, пропитанного скукой и безнадежностью любых действий.
- Гаара, все в порядке? – осторожно заметила Темари, зачем-то привстав со стула, на котором сидела.
- Дура! Как может быть в порядке человек, говорящий такие вещи?! Да, знаешь, я в полном порядке!
Ну вот, я снова вспылил, оставив этих двоих в гостиной, где дышать стало намного легче.
- Как думаешь, он выберется из плена своей же брони, которой отгородился от всего живого? – задумчиво проговорила девушка, переведя взгляд на брата.
- Да никогда. Это же самое настоящее чудовище, – Канкуро скривился, но постарался произнести это как можно тише, опасаясь за свою сокровенную шкуру. – Во всяком случае, простым смертным его не сломить. Здесь нужно только чудо. Ну, или песочный человек.
- Ой, молчал бы, – проворчала Темари, кинув в парня плюшевой подушкой, коих много лежало на диване. – Еще бы про торговца снами рассказал, эффект был бы в сто раз чудеснее.
- Думаешь? – Канкуро вопросительно посмотрел на сестру.
- Идиот!
Еще одна маленькая плюшевая подушка совершила точный полет в не успевшую увернуться мишень.

Песочный человек, угу. Если бы он заикнулся о торговце, я бы убил на месте. Для чего вообще придумывать какие-то байки, а потом пытаться заснуть, вжавшись носом в стену и думая только о радуге и прекрасной жизни? Бред какой-то, не иначе.
Закрыв за собой дверь, я внимательно обвел взглядом свою комнату, в которой уже воцарился ночной полумрак. Я даже не знаю, зачем это сделал. Может, потому, что начал потихоньку вспоминать жуткие рассказы о песочном человеке, чье скорое появление можно было определить по нескольким, совсем незаметным крупицам песка в дальних углах комнаты. Но существовала одна проблема: в моей комнате песка было более чем достаточно. И вообще, какой к черту песочный человек?!
Тряхнув головой и нахмурившись, я тихо прошел к кровати, украдкой взглянув на стену, где ночами иногда проскальзывали мимолетные тени. Я сглотнул: в комнате не было теней, все было погружено в кромешную тьму, будто меня аккуратно поместили в сгусток мазута.
«Словно я никогда солнца и не видел…»
Закрыв глаза, я осторожно опустился на край постели, пытаясь прийти в себя. Через несколько секунд наваждение пропало: в обстановке комнаты не было ничего странного. Все как обычно. Как всегда. Тишина и покой, только ветер за окном одиноко посвистывает, задувая не выброшенный мусор в темные подворотни.
- Гаара, ты слишком широко открыл дверцу спрятанных чувств и эмоций в потайном закоулке своего сознания, – вздохнул я, откинувшись на спину и разглядывая потолок. Ничего такого уж интересного там не было, но глаза постепенно закрывались, поддаваясь сладкой дремоте, которая вот-вот должна была появиться передо мной и затащить в глубокий сон.
- Какой непослушный мальчик… Тяжело засыпать, да еще и так поздно. Маленьким детям нужно ложиться с заходом солнца, когда я только-только выбираюсь из своего жилища за новыми трофеями…
Даже не знаю, что именно заставило меня вскочить с кровати, озираясь по сторонам с энтузиазмом неизлечимого параноика: то ли до ужаса мерзко-сладкий голос, шептавший мне на ухо, то ли ощущение присутствия постороннего человека в моей собственной комнате, то ли твердое осознание того, что к моему песку примешалось что-то другое, более горячее, яростное и неукротимое.
- Да, я нашел тебя, мой милый, – проворковали за моей спиной и с силой опрокинули назад, не поленившись намертво прижать собой к кровати.
Наверное, в тот момент у меня сработал рефлекс: пальцы сами собой сделали плавное движение, пытаясь заставить песок собраться в своеобразный хлыст, чтобы ударить незнакомца. Секунда – и я удивленно хлопал глазами, смутно понимая, что потерял власть над своей стихией.
- Думаешь, что сможешь противостоять мне? – усмехнулись в темноте, неожиданно ласково проведя кончиком пальца по моей щеке. – Напрасные усилия, мой дорогой.
Я тогда отказывался верить в происходящее, убеждая самого себя, что это всего лишь какая-то иллюзия, сон, черт его дери! Но с каждой секундой, с каждым новым ударом своего собственного сердца я понимал, что это - всего лишь самая отвратительная действительность, какую только можно представить.

Nox Arcana − Nursery Rhyme

Песочная дымка и слезы в глазах,
Не вздумай гасить свое пламя в руках,
Я тихий охотник, бесшумный паук,
Достоин ты чести и всех этих мук.


Обычно я не поддавался страху, но в этот раз я позволил обуять себя какому-то животному испугу, забравшемуся в меня через рот и пробежавшему вдоль всего тела, вызывая сильную и крупную дрожь. Хотелось закричать, закричать как можно громче. Мне жизненно необходимо было выпутаться из паучьих сетей, куда я угодил по глупой ошибке, но ничего не получалось.
- Неужели ты настолько испугался? – мужчина склонился к моему лицу, слегка обдавая своим горячим дыханием.
Знаете, я потерял дар речи. В темно-карминовых глазах, смотревших на меня, будто застыли золотистые искорки, так похожие на крупицы песка. Никогда еще я не видел ничего прекраснее, честно. Оттенок волос походил на мой собственный, но все же был несколько светлее и насыщеннее: рубиновые пряди обрамляли бледное, почти фарфоровое лицо с правильными чертами – даже идеальными, на мой взгляд. Давно я не видел таких красиво-пугающих снов, наподобие этого. Неужели я очарован собственной выдумкой?
- Не просто очарован, а уже почти влюблен, – рядом послышался приглушенный шепот, заставивший меня нервно сглотнуть и набрать в грудь побольше воздуха, чтобы издать хоть какой-нибудь звук, но язык словно онемел; было такое ощущение, что тело принадлежит вовсе не мне, а этому загадочному человеку, который не спеша прикасался к моим щекам мимолетными поцелуями, незаметно создавая за своей спиной песочное копье с хрупким наконечником.
- Ты ведь не раз слышал о песочном человеке, да? – с очаровательной улыбкой поинтересовался мужчина, отклонившись в сторону и подарив мне несколько секунд, чтобы я мог оценить расстояние между моим лицом и наконечником копья, сокращавшееся быстрее, чем со скоростью света. В это мгновение время будто замедлилось, застыв только в моей комнате. Не думайте, что это бред. Я всего лишь предался давно забытому воспоминанию, всплывшему в моей памяти случайным образом.

И он придет, ведомый ветром,
Хрустя во мгле своим песком,
И приближаясь с каждым метром,
Он завладеет лепестком.


Не знаю, почему мне тогда вспомнилось именно это четверостишие из детской сказки о страшном песочном человеке. Я даже не знал, о каком лепестке шла речь в этих строках. Но что-то мне подсказывало, что ответ найдется. Хм, нашелся бы, если б не копье, все же достигшее своей цели.
В следующее мгновение все мое естество пронзила ужасная боль - такая, что я был бы рад умереть на месте, лишь бы больше не чувствовать этого раскаленного железа, врезавшегося в мою голову. По всему лицу текла теплая кровь, заливаясь в уши, в открытый рот, и тонкими струйками продолжая свой путь по шее, стремясь перечеркнуть все бледное тело своим багряным автографом. Песочный человек – конечно же, это был он, и никаких сомнений уже не осталось, как бы я ни старался не верить в это - взялся за древко копья, рывком вытащив его из пробитого черепа - с глазным яблоком на наконечнике. Я не знаю, в какую именно секунду скончалось мое тело: то ли после удара копьем, то ли до этого, когда я пребывал в состоянии панического ужаса, но я, в любом случае, продолжал видеть все происходящее со стороны, переминаясь с ноги на ногу и ощущая легкое покалывание в глазах - словно в них попал песок.
Знаете, я не могу внятно объяснить, что произошло в следующие секунды: меня как будто заслонила стена из песка, я не понимал, что все происходит по велению этого чудовища, которое, казалось, крошило мое – нет, теперь уже не мое - лицо на мелкие кусочки, застывающей кровью выводя на обнаженной груди трупа какие-то иероглифы. Когда был начертан последний символ, меня словно взяли за грудки и с силой потащили к кровати, где лежало мое собственное тело, изуродованное до неузнаваемости, и где на этом самом теле восседал страшный человек. Да и человек ли вообще? Повернувшись ко мне лицом, мужчина раскрыл рот, который растянулся до невероятных размеров, обнажая тысячи мелких и острых зубов, способных заживо растерзать любое живое существо.

Не бойся его, и он сможет стать другом,
Не бойся его, не давись ты испугом,
Веди себя тихо, скрываясь за маской,
Где радость в глазах обагрится не краской.


Ох, черт… Если бы меня попросили подбросить сюжет для фильма ужасов, я бы рассказал об этом умопомрачительном сне – впрочем, мне все отчетливее казалось, что все происходило наяву. Я не помню, что было дальше, но я оказался словно в каком-то коконе, стесняющем движения и не дающем что-либо разглядеть. Хотя какое «разглядеть», меня же ослепили, выдрав оба глазных яблока, поленившись даже отрезать зрительный нерв – он, как тонкая и натянутая струна, лопнул от огромного напряжения.

Thomas Bergersen − Hurt


Внезапно все тело словно обволокло что-то до ужаса приятное и теплое, как кем-то нагретое одеяло или плед. Я не чувствовал близости, но смутно понимал, что меня кто-то обнимает, прижимая к груди. Не чувствуя никого и ничего постороннего, я ощущал обжигающее дыхание на своей шее, плавно сменившееся осторожными и короткими поцелуями мягких губ, скользящих к ключице. Меня захлестывали эмоции, заставляя издавать тихие, совсем неслышные стоны, которые больше походили на жалобное поскуливание дикого зверя, загнанного охотником в ловушку. Прикосновения чужих рук вызывали смятение и неистовое желание оказаться чьей-то игрушкой, лишь бы быть рядом, лишь бы продолжать наслаждаться этими непринужденными и невинными ласками, которые постепенно переходили в дразнящие поцелуи в уголки губ. Господи, я не ощущал себя собой! Я бы не подставлял свое лицо под манящие поцелуи, не прижимался бы плотнее к своему искусителю, для кого мое тело было подобно роялю, на котором он начинал играть первые аккорды мелодии моей страсти и мимолетного, совсем не похожего на любовь, чувства. Я бы не услышал этот чарующий шепот у своего уха:
- Малыш, это так подло и унизительно - подстилаться под своего же убийцу.
В эту секунду рухнуло все: моя симпатия к, казалось бы, очаровательному монстру, всякое доверие к тем рукам, что прикасались ко мне. Я испытал ненависть, впервые сильную настолько, что готов был зубами вырывать куски плоти из всех, кто попался бы на пути. Я снова становился диким, необузданным. Снова был самим собой - диким и грациозным хищником, не жалевшим никого и ничего.
- Думаешь, что сможешь? Правда? Ты не шутишь? Тогда давай, покажи мне то, что ты прячешь от меня в глубине своей души!
Не осознавая происходящего, я кинулся вперед, но опять встретился с невидимой преградой, стиснувшей мое тело в кокон, который стал теснее, чем раньше.
- Забитое животное, оказавшееся в клетке своих же собственных страхов и иллюзий. Печальное зрелище, очень печальное. Впрочем, даже не столь печальное, сколь жалкое и невыносимое для тех, кто наблюдает за тобой со стороны, дружок.
Этот мерзкий голос раздавался хриплым эхом в моем сознании, забирался гулкими раскатами глубоко внутрь, доставая до моих сокровенных желаний, мыслей и мечтаний. Я действительно чувствовал себя игрушкой в руках хозяина-садиста, обожавшего издеваться не только над внешней оболочкой своих кукол, но и над их мягкой беззащитной сердцевиной, спрятанной где-то внутри, за толстой пленкой страха и испуга, обвязанных тяжелыми цепями безвыходности и полного отсутствия понимания реальности. Что бы я ни сделал, что бы ни предпринял – исход был всего лишь один и не в мою пользу.
Наверное, я никогда не узнаю, почему в ту ночь из нескольких тысяч людей, проживавших в Суне, этот кошмар настиг именно меня. Может быть, во всем виноваты шутки госпожи Судьбы, а может, я просто преувеличиваю.

- Открой глаза, мой мальчик.
«А стоило ли вообще их закрывать?»
Зажмурившись от боли, раскалывающей голову на части, я все же приоткрыл глаза, но по-прежнему ничего не увидел, кроме всепоглощающей темноты.
- Ты чувствуешь это?
«А стоит ли вообще что-то чувствовать?»
Я уже ничего не чувствовал: ни боли, ни страха, ни всякого желания бороться - ничего. Я был словно подвешен в воздухе и не ощущал даже тяжести собственного тела.
- Кто ты?
«А стоит ли вообще называть себя кем-то?»

В комнате на втором этаже вдруг рассеялась тьма, позволив лунному сиянию робко пробраться через распахнутое окно. На краю кровати, перебирая пальцами пряди огненно-рубиновых волос и упершись локтями в колени, сидел молодой человек. Никто не знал, что случилось несколькими минутами ранее, никто не будет знать, что произойдет с ним потом.
Однажды ты просто проснешься ночью, ближе к полуночи, услышав едва уловимый шелест песчаных крупинок, проскальзывающих через щели в полу. Протерев спросонья глаза, ты с удивлением обнаружишь неожиданного гостя в своей комнате.
- Ты обнаружишь меня, – эхом проносится ласковый шепот; тускло блеснут в темноте глаза, а губы незнакомца раздвинутся в зловещей улыбке, больше похожей на оскал. – Ты ведь слышал о песочном человеке?

Apocalyptica − Quutamo

- Открой глаза, мой мальчик.
«А стоило ли вообще их закрывать?»

@музыка: выделено жирным и подчеркнуто

@настроение: а вы бы все проверили комнаты на наличие песчинок

@темы: justbe

17:19 

Интервью с justbe

обреченному на бессмертие умирать не должно.
Название: "Интервью c justbe"
Фендом: Naruto
Автор: justbe
Бета: маленькая_нелюдь
Дисклеймер: Masashi Kishimoto и я собственной персоной
Рейтинг: G
Пейринг: Сасори/Дейдара, Гаара, justbe
Жанр: humor, кое-где romance
Размещение: запрещаю где-либо выкладывать. Увижу - глотку перегрызу
Статус: завершен
Размер: мини
Саммари: что будет, если подкинуть автору идею написать нечто вроде интервью со своими собственными любимыми персонажами?
Варнинг (предупреждение): AU, OOC, slash

От автора: данная работа предназначена для тех, кто знаком с моими работами и интересуется творчеством в целом.
музыкальный фон - Akira Yamaoka − One More Soul to the Call


- Поторапливайся давай! Нам нужно быть там без опозданий!
- Ну, Данна! Он же сам «мистер пунктуальность»! Ты видел, с какой скоростью пишутся все главы, м?!
- Перестань жаловаться. Сказали быть вовремя – придем точно в назначенный час. Есть еще вопросы?
- Иди в зад.
- Вопросов нет, отлично.

Итак, как вы уже поняли из того, что написано в начале – этот фанф необычный. В этот раз повествование будет вестись не от лица фикрайтера justbe, который может скрываться как под моей личиной, так и под личиной Дейдары или Гаары. Это будет нечто вроде интервью, – назовем это так - где будем присутствовать мы – персонажи аниме «Naruto», и автор, воплотивший с нашей помощью намного больше, чем свои задумки.


- Отлично, мы пришли не просто вовремя, а на целых десять минут раньше! – недовольно выдохнул Дейдара, развалившись на диване и вытянув ноги, уставшие с дороги.
- Хватит уже, а? Почему ты хотя бы раз не можешь быть чуточку серьезнее? – Акасуна нахмурился, взглянув на напарника. Встретившись с безразличным взглядом светло-голубых глаз, красноволосый отвернулся, неспешно пройдя к окну. По небу лениво плыли пушистые облака, уступавшие в скорости маленьким тучкам, проносившимся рядом и исчезавшим из поля зрения. Октябрьские ветра были злее привычного сентября, завывали по ночам жуткими зверями. Поднеся к лицу раскрытые ладони, Тсукури обдал их горячим дыханием, тут же начав потирать их, пытаясь согреться.
- Данна, а почему именно мы? – неожиданный вопрос вывел кукольника из раздумий.
- Ты о чем? – красноволосый повернулся спиной к окну, присев на подоконник и скрестив руки на груди.
- Ну почему именно СасоДей? – задумчиво протянул блондин. – Почему не избитый СасуНару? Почему вообще именно этот фендом?
- Я, по-твоему, justbe, м? – Сасори скептически вскинул брови. – Откуда я знаю? Может, эта причина схожа с причиной, по которой с нами работает Lirium?
- Из-за волос? – хмыкнул Тсукури, запрокинув голову на спинку дивана. – Может быть. Но я обязательно спрошу.
- Меня вот интересует, кто скрывается под маской justbe, – усмехнулся Акасуна, окинув помещение взглядом: ничем не примечательная комната, диван, пара стульев и огромное окно с длинным подоконником. - Странноватая обстановка, ты не находишь?
- Да мне срать, главное – есть диван, – блондин довольно улыбнулся, сонно прикрыв глаза. – А комната… Хм, может, это связано с душевным состоянием автора? Ведь все-таки как-никак мы даже сейчас находимся в рамках его масштабной фантазии.
- Да, фантазии ему не занимать, – протянул Сасори, задумавшись. – Терапию вспомни.
- Вот зачем напомнил, м? – Дейдара вздрогнул от одного слова, скрывавшего за собой весь страх и ужас, что блондину довелось испытывать на протяжении всего действа. – Я три месяца не мог спать спокойно, понимаешь?! Три месяца!
- А ты знаешь, в каком состоянии сам автор писал это все? – Акасуна сверкнул глазами. – Ведь практически все кошмары, задействованные в работе – реальные сны реальных людей. В этом была главная фишка.
- О которой почему-то знают единицы, – буркнул Тсукури, до сих пор остававшийся в неведении. – Я же главный персонаж, почему я не знал об этом?
- Этот автор – загадка для тех, кто не знаком с ним лично, – красноволосый усмехнулся. – Мне посчастливилось.
- Почему это только тебе? – ревниво выпалил Дейдара, обиженно нахмурившись. – Пуп земли, что ли? Почему все самое интересное всегда становится известно именно тебе и никому больше?
- Потому что я – начальная стадия формирования фикрайтера justbe, – Сасори пожал плечами. – Не знаю уж, чем ты не угодил ему.
Блондин гневно засопел, сжав кулаки.
- Только без насилия, хорошо? – Акасуна даже немного испугался, увидев разозленного до чертиков напарника. – Дей, ну я не виноват!
- Ну конечно! – злорадно выдохнул блондин, вскочив с дивана и бросившись на парня.
Дверь тихо скрипнула, и новый гость остановился на пороге.
- СасоДей! – послышался восторженный возглас, заставивший обоих молниеносно обернуться на голос.
- Э? – блондин непонимающе уставился на девушку, стоявшую в дверях. – Данна, кто это? Оригинальный персонаж автора? Мэри Сью? Кто это?!
- На твоем месте я была бы чуть скромнее и догадливее, – незнакомка слегка улыбнулась, сделав пару шагов вперед. – justbe к вашим услугам.
- Каааак? – жалобно протянул Тсукури. – Я же на сто один процент был уверен, что вы окажетесь парнем!
- Покажи мне хотя бы одного парня СасоДейщика, - девушка склонила голову набок, усмехнувшись. – В наших рядах практически нет мужчин - разве что личности, выдающие себя за таковых. Как я, к примеру.
- И зачем это надо? Нет, ну, правда! Я не понимаю сути! – не унимался блондин, пребывая в шоковом состоянии.
- Да оставь ты ее уже в покое! – шикнул Сасори, дернув напарника за рукав. – Ну, нравится человеку скрываться за масками, что поделаешь?
- Так недолго и забыть самого себя, настоящего, – буркнул Тсукури, вернувшись обратно на диван. – Уму непостижимо, чтобы девушка интересовалась расчлененкой, кровью и трупами. Бррр!
- Нет, ну я же не пытаюсь узнать у Кишимото, для чего он наградил тебя такой болезненной любовью к взрывам! – кукольник нахмурился. – Это личное право каждого человека! Так что будь добр, уважай других.
После недолгой паузы наступившую тишину прервал глухой голос блондина, обращавшегося к Акасуне:
- Нарываетесь, что ли, Данна?
- Так, заткнулись оба! – рявкнула девушка, не в силах больше терпеть ругань. – Или во второй сезон Терапии отправлю!
- А ведь он уже начинался, – Сасори слегка улыбнулся, усевшись на диван рядом со злобным напарником. – По-моему, была первая глава, но на этом все и закончилось.
- Да, начинался, – justbe кивнула, присев на стул напротив дивана. – Но я поняла, что мне не переплюнуть то, что было в первых двадцати семи главах, поэтому я оставила эту задумку при себе, удалив неудачное начало со всех ресурсов.
- Жестоко, – вздохнул блондин, пришедший в себя. – Я уже успел привыкнуть ко всем ужасам, которые постоянно окружали меня. Никогда не забуду пестрый бал Безликих, куда нас занесло. И еще эти стихотворные строки, брр! Кстати, а они каким образом придумывались?
- Каждый мой вечер начинался с открытия Word и просмотра последних предложений предыдущей главы. Как некоторым известно, Терапия – полная импровизация, в моих мыслях была только последовательность ключевых снов, и только.
- То есть каждое новое четверостишие – ваши мысли насчет продолжения? – не поверил Тсукури. – Но как так? Как вообще возможно работать таким образом?
- Как-то можно, – девушка с улыбкой пожала плечами. – Я вообще не думала, что эта работа будет иметь такой успех - это было для меня потрясением, и довольно большим. Вообще с самого начала я задумывала небольшой фанфик, глав на семь, по числу снов.
- Двадцать семь и семь, – протянул Акасуна. – Ну, подумаешь, перебор в двадцать глав.
- Меня просто затянуло, – призналась писательница, скрестив пальцы рук в замок.
- Кстати, к каждой главе есть свой музыкальный фон. Это тоже очередная фишка? – поинтересовался Тсукури.
- Еще какая, – justbe кивнула. – Мне хотелось создать нечто неординарное, нечто особенное. Этой особенностью и послужила атмосфера, рождающаяся при прослушивании выбранных мною треков.
- Зловещие мелодии-то для выбранной атмосферы, особенно в начале, – поежился Дейдара.
- Само название работы уже навевает некоторый негатив и злость. Без злодеяния и кошмаров этот фанф не был бы тем, что он представляет из себя сейчас.
- Ах да, я хотел спросить: почему именно Алиса в Стране Чудес? Почему кроссовер не с каким-то другим произведением? – Сасори склонил голову на бок, внимательно разглядывая девушку.
- Признаться честно, я сама не знаю. Наверное, все дело в моем восприятии этой детской сказки, плюс влияние ремейка этой картины от Тима Бартона.
- А как насчет общего рейтинга всей работы? Ведь, по сути, постельная сцена там только в одной главе, а высокий рейтинг начинается раньше, – поинтересовался блондин.
- Да, мне пришлось столкнуться с недоуменными вопросами читателей, почему в шапке прописано NC, а самой постельной сцены или чего-то подобного там и в помине нет. Все дело в том, что высокий рейтинг был поставлен только из-за наличия тошнотворных описаний детских трупов в кошмаре, связанном с Кукольником.
- Ох, это было ужасно, – Тсукури зажмурился, вспомнив неприятнейшую картину, снова вставшую перед глазами.
- Ну, успокойся, – Акасуна приобнял блондина, поглаживая по спине. – Это все уже в прошлом, не факт, что она напишет что-то ужаснее этого.
- Ты «Мечтающего о снеге» вспомни, – прошипел Дейдара, приоткрыв глаза. – Это был для меня второй удар ниже пояса от вас, между прочим!
Девушка заерзала на стуле, виновато закусив нижнюю губу.
- Вы не обижайтесь на него. Просто он очень впечатлительный, – Сасори ласково улыбнулся, отпустив напарника и вернувшись в прежнее положение, откинувшись на спинку дивана. – Кстати, вы, похоже, тоже слишком впечатлительны, раз одним махом сметаете не только все свои работы с сайтов, но и записи из собственных дневников.
- В этом скорее виновата не впечатлительность, а мое самолюбие, которое иногда хлещет через край, – последовал глубокий вздох. – У меня неестественно низкая самооценка, которая никак не может подняться хотя бы на миллиметр. Хотя мой семпай и назвал всю эту идею с интервью лишь способом удовлетворить мое собственное самолюбие… Было бы что удовлетворять!
- Семпай? – встрепенулся блондин. – А кто это такой, м?
- Ох, это долгая история, – девушка слегка улыбнулась. – Но я обязана этому человеку появлением justbe, не менее.
- И семпай – единственный человек, кто подтолкнул вас к фанфикшену? – полюбопытствовал кукловод.
- Нет… Я предпочитаю не вспоминать этот кусочек моей жизни. Лучше опустим это.
- Хм, - Сасори и Дейдара переглянулись. – Как вам будет угодно, мы не настаиваем.
Повисла напряженная пауза. Казалось, что вопросы, а соответственно, и ответы на них иссякли.
- Но вы как-то справились с этими ужасами, которыми кишела ваша душа, – блондин поднял голову. – Ведь последние работы… они поистине красивы. Ну и что, что они печальны, ведь этот контраст делает их еще лучше, ведь так?
- Да, – девушка внезапно повеселела, как-то по-доброму улыбнувшись. – «Торговец Снами» - это первая моя работа в таком ключе.
- Грустно-красиво, – вздохнул Акасуна. – Поистине прекрасная картина в финале.
- Согласен, – блондин кивнул. – А «Карма Бабочки»? Там же вообще рыдать можно!
- А мне последняя работа понравилась больше, – мечтательно протянул Сасори, прикрыв глаза.
- Чем это она тебе так понравилась? – злобно зашипел блондин, оскалившись и медленно повернув голову к напарнику. – Что, устал от меня, да?! Тогда давай, вали к своей жертве песочного человека с наклонностями психопата!
В комнате неожиданно стало чуть темнее; люстра на потолке замигала одиноким глазом лампочки. Послышался едва уловимый шелест, и лицо Тсукури сделалось мертвенно-бледным из-за шепота у его уха:
- Ты ведь слышал о песочном человеке?
- А, здравствуй, Гаара, – девушка улыбнулась, взглянув на парня, стоявшего позади дивана и улыбавшегося в ответ.
- Сабаку, мать твою! – проскрежетал сквозь зубы блондин, запрокинув голову назад и вперившись недовольным взглядом в нового гостя.
- Ты как раз вовремя, – Акасуна улыбнулся, повернувшись к песчанику.
- Ага, вспомнишь красавицу – она и явится, – буркнул Дейдара, скрестив руки на груди. – И вообще, почему он?! Почему не я, м?! В жизни не поверю, что вам наскучил СасоДей!
- Но мне вы действительно немного наскучили, – девушка пожала плечами и тут же умолкла, встретившись с недоуменными взглядами двух пар глаз. – Все, молчу-молчу…
- Данна, как? Как такая пара, как мы, можем кому-то наскучить? – Тсукури поджал губы. – Это вообще реально, а?
- Как видишь – вполне реально, – за Сасори ответил Гаара, облокотившийся локтями на спинку дивана. – Лично мне понравился «Sandman». Хоть работа и сложна для понимания, она затягивает не на шутку.
- Но я бы смотрелся в несколько раз лучше на его месте! – упрямо заявил блондин, не желая мириться с тем, что его Данна впервые был отдан кому-то другому.
- Наоборот, ты бы все испортил, – девушка помотала головой. – Мне нужен был персонаж, который мог повелевать песком в буквальном смысле.
- Песок материальный против песка ирреального? – задумчиво протянул Акасуна. – Надо же, только сейчас заметил.
- Это не оправдание! – обиженно выпалил Тсукури, уставившись в окно.
На блондина были устремлены осуждающие взгляды трех пар глаз, после чего последовало раздраженное:
- Да что я опять не так сделал-то?!
- Итак, у меня хорошие новости для вас троих! – девушка радостно улыбнулась, протянув Дейдаре пару листов, испещренных карандашными записями.
- Что это? – нахмурился блондин, пробежавшись глазами по первым строчкам. – Новая работа?
- Именно. – justbe кивнула. – Для которой необходимы вы – все трое.
- Ого! – выдохнул Акасуна. – Что же это выйдет?
- Нечто странное. – Усмехнулся Сабаку.
- В точку, – улыбнулась девушка. – Ну, что ж. На этом, я думаю, все. До следующей встречи, парни.

Shinedown − Devour

- Все же странная она, – хмыкнул Гаара, облокотившись на спинку скамейки в парке, куда все трое забрели по дороге, прогуливаясь по вымышленному миру, который стал несколько ярче и привлекательнее. – А вам как кажется?
- Бывают и страннее, – пожал плечами Сасори, разглядывая сверкавшие струи воды в фонтане.
- Хм, возможно, – песчаник снова погрузился в чтение черновика будущего фанфа.
- Данна, поцелуй меня? – послышался требовательный голос Тсукури.
- А самому уже лень дотянуться?
- В тебе нет ни капли романтики!
- Будто в тебе ее больше.
- Да, больше!
- Ага, если во мне капля, то в тебе – лужа, не более.
- Кхм, вы ведь в курсе, правда же? – сглотнув, спросил Гаара, обратив на парней растерянный взгляд.
- М, ты о чем? – Дейдара мигом выхватил у него из рук бумаги. Пробежавшись глазами по содержимому, выпалил:
– Твою же маааааать…
- Что там? – Акасуна склонился, пытаясь разобрать карандашную писанину. – Что?! Возможный пейринг – групповуха из нас троих?! Я увольняюсь…
- Может, обойдется, Данна?
- Издеваешься? Ей что угодно может взбрести в голову…
- И то верно.
- Ну что ж, будем ждать, так?
- Да, именно так, Гаара, – вздохнул Сасори. – Ведь ничего другого и не остается.

@темы: justbe

сказки на ночь

главная